Т
А
Б
Л
И
Ц
Ы



МАТЧИ
Норвич
Вест Хэм
Борнмут
Кристал Пэлас
7 мая, Вс Премьер Лига
Норвич
Юнайтед
0
1
Игра команды:
Игрок матча:
Хуан Мата (8.22)
10 мая, Ср Премьер Лига
Вест Хэм
Юнайтед
3
2
Игра команды:
Игрок матча:
Антони Марсьяль (8.50)
17 мая, Ср Премьер Лига
Юнайтед
Борнмут
3
1
Игра команды:
Игрок матча:
Майкл Кэррик (8.92)
21 мая, Вс Кубок Англии
Кристал Пэлас
Юнайтед
1
2
Игра команды:
Игрок матча:
Уэйн Руни (7.93)
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
Быстрый переход
Текст материала
Комментарии
Написать
«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»
«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Первый раз

Нам предстояло ещё многому научиться, и лучшим примером для нас была одна из лучших команд в истории английского футбола.

Босс не раз признавался, что его любимый «Юнайтед» - это команда годов 1992-94, и я его понимаю. Те ребята играли так, как вели себя вне поля: с силой и авторитетом. Они отражали характер тренера. Та команда могла выиграть лигу одной только силой личности.

Шмейхель, Брюс, Инс, Робсон, Хьюз, Кантона – это не просто великие футболисты, это яростные соперники и настоящие мужчины. Может, именно такие люди были нужны клубу, которые впервые за 26 лет выиграл трофей.

Долгий сухой отрезок заставлял «Юнайтед» стыдиться, но все чувствовали, что вскоре настанет новая эра. «Олд Траффорд» был местом, где создавалась история, и юные футболисты вроде меня сидели на лучших местах.

Ученики всегда помогали Норману, менеджеру по экипировке. Мы воочию наблюдали за тем, как манкунианские титаны штурмовали лигу и завоёвывали трофеи. Мы видели, как в их глазах горел огонь страсти, который, порой, приводил к потасовкам в раздевалке.

Как-то мы отправились на «Энфилд», и в раздевалке началась заварушка с участием Петера и босса. Тогда я впервые увидел знаменитый «фен», хотя тогда никто так говорил.

«Ты сдаёшь!», - крикнул босс на Шмейхеля.
«Как и ты», - тот ответил.

Все замерли в ожидании бури. Так и случилось – босс просто уничтожил Петера. Я-то думал, что у Эрика Харрисона был взрывной характер, но то, что я увидел в тот день, было апокалипсисом. Кажется, Петера тогда оштрафовали, но хуже всего была сцена с боссом, выкрикивающим самые жёсткие слова, которые только существовали в английском языке.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


В 1994-м нас уничтожила «Барселона» во главе со Стоичковым и Ромарио. Дело было на «Камп Ноу», и во время перерыва от босса досталось Инси.

Мне нравилось наблюдать за духом соперничества в раздевалке, хотя мы в том возрасте испытывали не восхищение, а страх. Нас превосходно тренировал Эрик и Нобби, мы знали вкус побед, и теперь перед нами предстали истинные чемпионы Шмейхель, Хьюз, Инс и Робсон. Наблюдать за тем, как себя вели люди с чемпионским характером, помогло нам получить наш последний урок.

На своей шкуре я всё познал в сентябре 1992-го года, когда без всякого предупреждения Киддо сказал мне, что я попал в основу на игру против московского «Торпедо».

Я не мог в это поверить. Я был ещё совсем зелёный, 17 лет. Никто из товарищей моего возраста даже близко не подходил к основе – даже Бэкс, Батти и Скоулзи. Какая основа, когда мы всё ещё были обязаны стучать перед тем, как войти в раздевалку! Марк Хьюз очень много внимания уделял таким манерам. Я даже не мечтал перекинуться словом со Спарки, если не он начинал разговор. Можете представить, как я нервничал после таких новостей.

Я старался не выделяться по дороге к «Мидлант Хотел» в центральном Манчестере, куда мы отправились поспать перед матчем. Даже отель меня поразил – в то время я почти не посещал центр.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Когда мы приехали на «Олд Траффорд», тренер сказал, что я буду на скамейке запасных. Я понял, что мне предстоит сидеть там для формальности – клубам нужно заявлять определённое количество игроков на игру в Лиге Чемпионов. Впрочем, перед матчем Киддо посоветовал отправиться на разминку.

На стадионе было 19,998 фанатов, но, думаю, только мой папа заметил пацанёнка, который разогревался у бровки. Затем, всё ещё при нулевой ничье, мне дали сигнал к выходу. Я готовился дебютировать. Мне предстояло играть вместе с Хьюзом, Брюсом и Макклэром. Мальчик с трибуны К наконец получит свой шанс.

Я отбросил свой страх и вышел вместо Ли Мартина. Ничего особенного в матче не случилось, но в этот момент исполнилась моя мечта.

Моим единственным касанием стал выброс мяча. Я отличался неплохим броском, и закинул мяч прямо в штрафную, но, как и весь матч, это ни к чему не привело.

Впоследствии в раздевалке босс решил пройтись по Гари Паллистеру.

«Палли, ты хоть смотрел за игрой молодёжки? Ты видел, как он вбрасывает мячи?»
«Да»
«Так почему я тебя не видел в штрафной?»

Он не был рад нулевой ничье дома, и за сущую мелочь досталось Палли. Я наблюдал за всем в оцепенении, с нетерпением ожидая того момента, когда я смогу обо всём рассказать папе. Тот момент был напоминанием, что даже на минуту мы не могли упасть ниже заданных стандартов.

Первый раз ни с чем не сравним. Я выходил на поле в футболке «Юнайтед» сотни раз, но ничто не затмит тот первый выход. На «Олд Траффорд» учат тому, что всегда нужно стремиться к большему, но в ту ночь мои мысли сводились к одному: «если я завтра умру, я умру счастливым».

Мечта и правда сбылась, но в моей жизни мало что поменялось. Вскоре я вернулся к молодёжке, и потребовалось много, много месяцев для того, чтобы вернуться в большой футбол.

Мечтать было некогда – нужно было защищать титул чемпионов в Молодёжном кубке и заслужить профессиональный контракт. Мы были такой талантливый командой, так что победа, казалось, была нам гарантирована, но мы уступили «Лидс Юнайтед», за который выступали Ноэль Уэлан, Джейми Форрестер и Марк Тинклер.

Мы сидели на «Элланд Роуд» раздавленные, но Эрик не собирался нас ругать: «за последние два года вы сделали больше, чем я мог бы от вас требовать. Я горд вами», - это было прощание. Мы и правда не могли дать ему больше – мы отдали всех себя.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Открылась дверь и к нам вошёл главный тренер, бросил на нас свой фирменный взгляд и сказал: «Вы можете быть хоть трижды самыми талантливыми футболистами в мире, но без правильного характера вам в моей команде делать нечего».

Таков был «Юнайтед» под его руководством – постоянные испытания жажды победы, настроя и концентрации. Мы были очень мотивированной группой, но на взрослом уровне нам открылся совершенно другой уровень конкуренции.

Как-то резервы «Ливерпуля» нас переиграли – мы не то что бы плохо играли, но тренеру было всё равно. На следующий день нас приволокли на тренировку в 7:30 утра. Высказывайте, в чём проблема, какие есть идеи – иначе улетите отсюда. Есть поражения, а есть недопустимые поражения. Никакая команда «Юнайтед» не могла в чём-то уступить «Ливерпулю».

В основном мы тренировались с резервами, иногда – с первым составом. Это было тяжкое время. Кто-то заботился о нас, кто-то – пугал. Брюси всегда старался подбодрить, Инси, несмотря на заносчивую репутацию, часто помогал. Шмейхель – это отдельный разговор. Он заставил меня практиковать навесы, и стоило мне хоть раз ошибиться, как он начинал меня отчитывать: «почему он с нами тренируется? Он – дерьмо никчёмное!»

Было сложно, но постепенно мы вливались в состав. Мы играли за резервы вместе с игроками основы, которые восстанавливались после травмы, и это позволило мне чувствовать себя увереннее со старшими ребятами. С нами играл Клейтон Блэкмор и Ли Мартин, и постепенно мы начали осознавать, что они – не лучше, чем мы. Я не хочу проявить неуважения, но те, на кого я зачарованно когда-то смотрел с трибун, оказались простыми смертными. Сам Роббо рассказывал, как Бэкс не дал ему пробивать штрафной – он дал указания капитану сборной Англии!

Поскольку Роббо был моим кумиром детства, именно он больше остальных повлиял на моё становление футболистом – хотя он об этом и не догадывается. Как-то мне позвонил приятель и сказал, что вышла газета с заметкой Роббо об игроках молодёжки. Я помню ту газету во всех деталях – помню, как увидел слова о себе: «Я буду сильно удивлён, если этот паренёк не станет игроком топ-класса», - написал он обо мне. Мой кумир считает, что я могу стать лучшим. Может, это не кажется чем-то значимым, но эта маленькая строка текста навсегда изменила моя жизнь. С того момента я не оглядывался назад – я задал себе цель и стал ей следовать.

Не только Роббо нас нахваливал. У папы есть целая тетрадь с заметками тех лет. В одной из них босс высказался, что «если эти ребята не станут топ-игроками, мы можем паковать чемоданы». Все мы знаем, как осторожен босс с предсказаниями и похвалой, но такие смелые слова явно дали всем понять, насколько он был в нас уверен.

Тренеры других клубов тоже сравнивали нас с Малышами Басби. Много лестных слов сыпалось в наш адрес, и это только добавляло нам мотивации.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Тогда я выигрывал Евро-93 среди сборных до 18-ти лет. Турнир длился всего неделю, состоялось четыре матча, но это всё равно был незабываемый опыт. Я впервые играл на позиции правого защитника. Моим партнёрами были Батти, Скоулзи, Сол Кэмпбелл и Робби Фаулер. Все они впоследствии играли за взрослую сборную. Турнир хорошо показал, как по-разному развиваются игроки: в то время главной звездой был Джулиан Джоким и капитан Даррен Кэски.

В финале перед 20 тысячами зрителей мы переиграли Турцию. Это был важный опыт. Я сыграл против молодого Кларенса Зеедорфа и, главное, почувствовал вкус победы. Я стал ещё больше жаждать трофеев.

Кто бы мог подумать, что эта победа так и останется единственным моим триумфом на международной арене.

***


Как поклонник «Манчестер Юнайтед», я не мог нарадоваться тому факту, что мы вернулись на вершину. Спустя десятилетия разочарований тренер наконец смог построить команду победителей. Тот первый титул в 1993-м стал поворотной точкой для «Юнайтед», и я горжусь этим сезоном не меньше, чем любым другим.

Та ночь после домашней игры против «Блэкберна» была настоящей вакханалией – я не припомню большей эйфории до или после. Невероятное чувство, особенно учитывая, как нам не везло раньше, и сколько раз сущая мелочь становилась для нас преградой. Эту ночь на «Олд Траффорд» я буду помнить до смерти.

Всё было хорошо, только одно было нам не на руку – чем лучше играл «Юнайтед», тем сложнее нам пробиться в основу. Я, защитник, претендовал на позицию Брюси, великолепного игрока и капитана. Рядом играл Палли – один из лучших центрхавов в истории клуба. 18-летнему мне было очень сложно потеснить таких титанов. Тренеры тоже это видели, и моя позиция резко изменилась.

Джим Райан, тренер резервистов, и «Поп» Робсон, его ассистент, решили, что раз Пол Паркер так часто травмируется, может мне стоит начинать его подменять. Я не хотел играть справа и сказал, что мне больше по душе центр.

Поначалу мне не нравилась эта позиция. Я любил авторитет, власть, которая присуща центральным защитникам, которые руководят всей обороной. Я не Жозимар, у меня не было скорости для такой игры. Впрочем, прежде чем научиться как следует навешивать и атаковать, нужно научиться передвигаться по полю, быстрее стелиться в подкаты. Я не горел энтузиазмом, но тренеры дали мне понять, что или так, или мне не видать основы.

Что касается обучения, мне очень повезло – моим примером был Денис Ирвин. Скажите, был ли более разносторонний защитник у Англии? Он мог играть справа и слева, мог атаковать и защищаться с одинаковым успехом, был мастером штрафных и пенальти… оставаясь при этом скромным работягой. Лучший левый и правый защитник в истории «Юнайтед».

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»Я не был в его классе, но что-то я делал правильно, потому что в сезоне 1993/94 я внезапно сыграл в своём втором матче. Молодые ребята вроде меня часто отсиживаются на лавке запасных во время европейских матчей. Впрочем, та поездка в Стамбул в ноябре 1993-го года запомнилась всем. Я поиграл пять минут, но не в этом дело. Один из болельщиков турков выбежал на поле, но Петер догнал его и повалил на газон. Это не понравилось местной толпе, которая всё больше на нас давила.

Я ещё не знал такой атмосферы. На трибунах было столько файеров и дыма, что казалось, весь стадион был объят пламенем. К началу игры шум стоял оглушительный. Мы не знали, что кричали фанаты, но баннер с надписью «Manchester United RIP» в переводе не нуждался.

После ничьи 3-3 мы не могли позволить себе сыграть по нулям. Ещё немного – и мы вылетали из Европейского Кубка (мне такое название больше нравится, чем «Лига Чемпионов») на втором раунде.

Это был тяжёлый, обидный вечер, который сказался на наших нервах – особенно на Эрике Кантона. В самом концу матча француз не выдержал и был удалён за жест арбитру. Толпа ещё больше взбушевалась, а в нас то и дело швыряли посторонние предметы. Внезапно нас окружили полицейские с щитами. Они, ясное дело, хотели нас защитить, но нам это было непонятно, поскольку нас силой тащили вниз по ступенькам к раздевалке. Эрик был вне себя, и когда ему заехали дубинкой по голове, он окончательно взорвался. Начался настоящий бунт – дубинки и щиты летали по всей комнате.

Киддо и другие тренеры схватили нас и втянули в раздевалку. Мы спаслись, но крики снаружи не утихали. Палли, Роббо и Брюси еле затащили Эрика и удерживали его. В душ ходили по очереди, чтобы не оставлять Кантона одного. Его пришлось держать вплоть до автобуса, потому что он был готов в любой момент рвануть и вернуть должок полицейскому.

Конечно, та команда, добившаяся первого дубля после победы над «Челси» в финале Кубка Англии 1994, оказала на меня огромное влияние. Они задали стандарты, которым я следовал до конца своей карьеры.

Простая тренировка с Инсом, Хьюзом и Кантона была чем-то особенным. Любой самый обыденный пас от Эрика походил на шедевр. Стоит кому-то хоть на миллиметр просчитаться, и он уже был готов устроить разборку. Ошибка была преступлением, Эрик – палачом.

В команде хватало соперничества, но затем к нам присоединился Рой Кин. С этого момента напряжение вышло на новый уровень. Как-то он накинулся на меня после того, как я сделал лишнее касание перед кроссом – мне нужно было вернуть баланс. В нём было столько агрессии, что, казалось, ещё немного – и я бы полетел в нокаут.

«[…], делай навес!»
«А может я, […], сделаю одно касание?»
«С кем ты разговариваешь? Просто делай навес и всё!»

Такое ощущение, что я сцепился с бешеным питбультерьером. Я-то думал, что со Шмейхелем было тяжело… сделай я два касания, и мои останки можно было соскребать с пола.

Мы всегда требовали от себя максимума, но теперь мы могли видеть, как лучшие из лучших гордились своими успехами. Мы воочию наблюдали за тем, что делало лучших – лучшими.

Такое отношение пошло от тренера: он дал понять, что успех был единственным вариантом, а уж как его достичь – решать нам. Спустя 26 лет МЮ добился двух титулов подряд. С этого момента сезон без кубка считался провалом. И с тех пор ничего не изменилось.

Как всегда, мне «повезло» – сезон 1994/95, когда я наконец влился в команду, стал для нас неудачным. На протяжении двух лет я пару раз появлялся на поле, но прямо перед Рождеством в 1994-м босс поставил меня на четыре игры подряд. Я был рад, но не знал, что было у него на уме. Затем он дал мне передохнуть, чтобы я, как молодой игрок, не перегорел. Среди таких матчей стала поездка к «Челси». Тогда много говорили о каких-то хулиганских потасовках с участием «Комбат 19» [неонацистская группировка Британии – прим. переводчика], и босс решил, что лучше поставить на опыт.

Затем на какой-то момент я вылетел из команды по собственной вине. Так случилось, что я переборщил с сидром (сильная штука) и не смог помочь команде в игре против «Честера» в понедельник. Я и не думал, что босс поставит меня на игру, и меня застали врасплох. В воскресенье я был просто никакой.

«Ты зазнался, Невилл. Не рассчитывай на поездки с нами в ближайшее время», - был вердикт.

На протяжении шести недель меня игнорировали. Это был урок: никогда не отвлекайся от мяча, даже на одну ночь. Больше никакого сидра.

Тот сезон прошёл под знаком Эрика и его кунг-фу. В тот вечер я был в манчестерском баре, и кто-то попросил включить телевизор, потому что Эрик попал в какую-то заварушку. Я видел, какой у Эрика темперамент, и не мог винить его в том моменте. Клуб, конечно, за него заступился. Эрик был очень важен для нас. Без него было тяжело, но даже так мы не сдавались и пытались победить. Я вновь вернулся в состав.

Это была хаотичная битва за титул с «Блэкберном». Они не были такой отлаженной командой, но за них выступал Алан Ширер, а руководил опытный Кенни Далглиш. Все понимали, что эта гонка будет идти до последней игры сезона.

Последний матч мы провели против «Вест Хэма». Весь сезон сводился к этой игре. «Блекберн» опережал нас на два очка, но им предстояло сыграть с «Ливерпулем», и у нас был реальный шанс взять чемпионство в последнем круге. Представьте, такой матч, и босс оставляет Спарки на лавке. Я, как и все, не знал, что сказать. Спарки не пропустил ни игры, он был одним из лидеров. Я до сих пор не уверен, что побудило босса убрать его из состава.

В том матче мы насоздавали моментов на несколько матчей, но победить нам было не суждено. Нам нужен был один гол – и сезон остался бы за МЮ. Порой между триумфом и катастрофой очень тонкая грань.

Ни до, ни после я не чувствовал такого разочарования после матча. Я умел принимать поражение, и с возрастом этот навык только развивается. Но та неудача была слишком. Один из худших моментов для «Юнайтед». Моя первая чемпионская гонка обернулась крахом. По дороге домой мне было физически плохо.

Может, Кубок Англии станет утешением. Футбольная ассоциация позволила мне сыграть несмотря на обилие жёлтых карточек. Я так жаждал стать настоящим суровым защитником, что стелился в подкатах без разбора. Признаюсь, тогда я был настоящим маньяком. Помню подкат против Джейсона Додда из «Саутгемптона» - чистая красная, без вопросов. Была и стычка с Карльтоном Палмером из «Шеффирд Уэдсди». Мне говорили оставить след на игре, и я старался следовать этим указаниям. Я знал, что надо производить впечатление, но порой я перебарщивал. Я всегда говорил, что обыкновенные, ординарные игроки могут даже не пытаться закрепиться в «Юнайтед», но тогда я даже слишком хотел выделиться.

Мне грозила дисквалификация на финал, но «Манчестер Юнайтед» подал апелляцию. Все понимали, что я был молодым, полным энтузиазма парнем, который был склонен к рисковым решениям. Я съездил в Лондон и попытался отстоять своё право сыграть в финале. Карточки не были за серьёзные фолы, и лишать молодого парня такой игры было бы просто несправедливо - говорил я. И ассоциация дала добро. Правда, мне пришлось заплатить 1 тыс. фунтов штрафа. У меня таких денег не водилось – я зарабатывал 210 фунтов в неделю. Пришлось позаимствовать денег у отца.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Так прошло моё первое появление перед дисциплинарной комиссией Футбольной ассоциации. Тогда мне казалось, что там работали честные ребята. Но вскоре всё изменилось.

Я наслаждался предвкушением первой большой игры на «Уэмбли». Можете смеяться, но я люблю традицию выбирать песню на каждый кубок. Правда, наш выбор песни на тот матч лучше лишний раз не вспоминать - ‘We’re Gonna Do It Again’ рэппера Stryker. Я был в форме и был уверен в нашей победе. Инс, Кин, Брюс, Паллистер, Хьюз – за нас играли победители. Мы знали, что «Эвертон» можно переиграть.

Я мало что помню, только крики босса из-за пропущенного мяча, который вывел «ириски» вперёд. Скоулзи почти забил, затем шанс был у Спарки. Упустив чемпионство, мы повторяли тот же путь и не могли забить победный матч.

Так случилось второе разочарование недели. Две сложные игры – и мечты о дубле было разрушены. 27 раз я выходил на поле, что само по себе было здорово, но я не мог заставить себя улыбаться. «Юнайтед» - не та команда, которая может довольствоваться безкубковым сезоном.
Впрочем, говорят, что поражения многому учат, и после того сезона произошло много перемен. Но – потом.

После поражения в Кубке Англии 1995 мы отправились на клубную вечеринку. Я был поражён тому, как взрослые ребята упивались до утра. Понятно, что они топили своё горе. Я сам выпил, но все мои мысли были о том, что в следующий раз я буду пить из кубка.

С детьми не выиграть

Я навсегда запомнил статейку в одной газете о том, как многим рисковал босс, ставя в основу его «птенцов». Особо мне запомнилась одна строка. Босс сказал, что у молодых есть одна уникальная особенность: если перед ними возникнет забор с колючей проволокой, они попытаются пройти насквозь, в то время как опытные футболисты пройдут 180 метров до ближайшей калитки.

Именно такой голод был ему нужен. Мы неистово хотели играть. Для него мы были готовы пробежать через кирпичную стену, какой уж там забор. Это философия Басби – ты знаешь, какими будут молодые игроки, если поставить их в основу. Мы были обучены клубной дисциплине, клубному стилю и рабочей этике.

Не важно, сколько ты следишь за игроком – двадцатимиллионная покупка всегда будет игрой в шанс. Никогда не знаешь, как футболист адаптируется к стране, команде, игровому стилю или давлению. Мы не были риском, тренер точно знал, как мы играем и кого из себя представляем.

Он знал, что Батти ничего не боялся. С его темпераментом ему никто был не страшен. Поставьте его против лучшего в мире – он закатит рукава и ринется в бой.

Был только один раз, когда Батти по-настоящему испугался: тогда он держал горячий чайник прямо рядом с голым Шмейхелем, и когда Петер повернулся, ему обожгло пах. Все, кроме Большого Датчанина, со смеха покатывались. Петер схватил огромный контейнер и швырнул через комнату, но Батти уже и след простыл. «Я убью тебя!», - заорал он на манер Ивана Драго из четвёртого «Рокки», но Батти было не догнать.

Скоулзи развивался медленнее других, но постепенно он вырастал в потрясающего футболиста. У него были глаза на затылке и лазерная точность пасов. Стоит потерять концентрацию на тренировке, и он посылал мяч тебе прямо в затылок через всё поле. Обернёшься – а он стоит и хохочет.

Через год Бэкс забил с середины поля, но уже тогда он становился всё лучше. Аренда в «Престоне» хорошо на нём сказалась, и всё больше людей начинали обращать внимание на его техническую одарённость. Он мог отдать шикарный пас с любого угла и любой траектории. Никто не пробегал столько, сколько он.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Сколько бы у нас не было таланта, отправить нас в первую команду было смелым решением. Босс, впрочем, никогда на недостаток смелости не жаловался. Клубы любят распространяться про веру в молодых, но наш босс ещё с его дней в «Абердине» демонстрировал, что верить в молодёжь можно. «Ваши игроки вас удивят», - говорил он. И мы удивили.

Моё первое чемпионство было незабываемым по многим причинам. Важнее всего было то, что в нас не верил Алан Хансен. Это не он начал поливать нас грязью после дебютного поражение от «Астон Виллы», но именно та фраза про то, что с детьми не выиграть, вошла в историю.

После поражения «Чокки» Макклэр пошутил: «что, ребята, всего сорок очков до вылета?» Мы посмеялись, но в основном это были нервные смешки.

На «Вилла Парк» был кошмар, а мы играли в три защитника. Мы меньше всего походили на претендентов на золото. Тогда играли Батти, Скоулзи, я и Фил, а Бэкс с Джоном О’Кейном сидели на лавке. Никому не известные дети. Match of the Day камня на камне от нас не оставила, а слова про «детей» тогда казались более чем разумными.

Многие не понимали, что творил босс. После прошлогоднего провала тренер решил всё перестроить. Инси отправился в миланский «Интер» - к моему разочарованию. Много слов было сказано о его репутации «губернатора». Он был строг, но как иначе? Он был с юга. Он помогал молодым. Потрясающий полузащитник.

Следующим на выход был Андрей Канчельскис. Какая-то ссора из-за контракта и он нас покинул. Тогда не было лучшего правого вингера во всей Европе, и я даже не уверен, что мы видели его лучшую игру.

Главным шоком был Спарки. Я был в своей машине, когда услышал, что он перешёл в «Челси». Я находился в состоянии оцепенения, как и любой фанат. Я знал, что у Инси были напряжённые отношения с тренером. Андрей давно говорил об уходе. Спарки… был легендой «Юнайтед». Наверное, он знал, что приоритет будет отдан паре Коул-Кантона, да и то решение в матче против «Вест Хэма» тоже не было забыто. Он был слишком хорош и слишком горд, чтобы сидеть на лавке.

Фанаты и СМИ были разгневаны. The Manchester Evening News провели опрос под названием «стоит ли Ферги уйти». Сейчас это кажется безумием, но только представьте, каково было давление.

Это был первый мини-кризис, который нас пришлось преодолеть. Мир сходил с ума, но в нашем лагере тренер помогал нам думать о правильных вещах и помогал выполнять наши задачи. Нам было чем забить головы – нас ждали три большие игры после того унижения от «вилланов».

«Вест Хэм» хотел нейтрализовать Бэкса с самого начала – это было задачей Джулиана Дикса. Он должен был поставить на место юного Дэвида, но тот ожидал это, и дал отпор.

Затем был «Уимблдон» с Винни Джонсом и остальными. Их репутация «Безумной банды» пугала, но мы переиграли их со счётом 3-1. Нас называли детьми, но с каждым матчем всё меньше скептиков стремилось усомниться в нашей готовности. Я понимал, что нам было нечего бояться.

За шесть дней мы добились трёх побед, среди которых – большой тримф над «Блекберном», чемпионами. Бэкс забил перед нашими выездными фанатами, а они радовались так, будто мы выиграли чемпионат. Их радость была заразительна. Тренер в нас верил. Может, и страна поверит?

Хорошая форма продолжилась разгромом «Челси» на выезде со счётом 4-1. Затем – восемь голов «Саутгемптону» и «Кавентри». Всё казалось радужно, но стоило нашим стандартам упасть хоть чуточку, и босс был готов к расправам.

В тот ноябрь я впервые испытал настоящий гнев тренера. Я вернулся в «Юнайтед» после матчей сборных, и мы сыграли 1-1 с «Ноттингемом». Не лучший результат, но я не чувствовал особой вины за поражение. Затем я вошёл в раздевалку.

«Что с тобой такое, Невилл? Я тебя ставлю только потому что ты играешь за Англию!», - заорал босс.

Домой я вернулся в смешанных чувствах.

В отличии от Батти или Скоулзи у меня не было толстой шкуры, и такие инциденты днями не давали мне покоя. После сотой взбучки как-то привыкаешь к критике, но в том возрасте я всё принимал близко к сердцу. Даже слишком. Я не мог спать – это был конец света. Почему он опускал меня в грязь после того, как я попал в сборную? Может я правда взял на себя слишком много? Я не могу успокоиться, но такой уж я был.

Скажи Скоулзи, что ему предстоит играть в финале Кубка Англии, и он просто пожмёт плечами. Батти скажет «как не сыграть?». Я же тут же начну беспокоиться о сопернике.

Впрочем, мы не сдавали. Весной 1996-го мы усердно гнались за дублем. «Ньюкасл» многих впечатлил своим футболом под руководством Кевина Кигана, но мы ждали Эрика, который вернулся после огромной дисквалификации на матч против «Ливерпуля», где он сравнял счёт с пенальти. Вот это человек.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Но «Ньюкасл», резво стартовавший, начал сдавать. В марте мы обыграли их на «Сэнт Джеймс Парк» несмотря на мой личный кошмар. Дело в том, что я играл в центре со Стивом Брюсом против Фаустино Асприлла и Леса Фердинанда, и нас просто раздавили. Меня – точно. Асприлла был моим мучителем, и в перерыве тренер озвучил все мои опасения: «Асприлла переигрывает тебя в воздухе и на земле. Что случилось? Сыграй так во втором тайме, и ты будешь стоить нам титула!»

Во втором тайме на руку нам сыграл наклон поля – нигде нет такого поля, как у «Ньюкасла». В первом тайме мне казалось, что я забираюсь на вершину холма, но теперь я был сверху, и мне даже казалось, что я выше.

Тот второй тайм – пример знаменитого манкунианского характера. Он основан на индивидуальном мастерстве таких игроков, как Шмейхель, Брюс и Эрик, но стоит отметить весь коллектив. Это неописуемое чувство единого порыва.

Мы не играли хорошо, но все понимали, что «Ньюкасл» может позабыть о своих надеждах на титул. Они должны были спокойно выиграть со счётом 3-0, но им не хватило мастерства. Мы же были готовы биться и выживать. Сражайся, бейся, и ты достигнешь успеха. Эрик, конечно, на многое повлиял, забив великолепный гол с кросса Фила. Та победа была решающей.

Босс не уставал твердить, что команды вроде «Ньюкасла» всегда дадут возможность их обойти, и так и случилось. Конечно, всё могло быть иначе, если бы мы сражались с боевитым «Арсеналом» 1998-го года или «Челси» Моуринью. Стоило «Ньюкаслу» сдать, как даже самые молодые ребята почувствовали запах крови. Павел Срничек играл нестабильно на воротах, Бартон и Бересфорд не были неприступной стеной в защите. Стоило удерживать давление, и они рассыпались.

Оставалось сыграть четыре игры, и мы отправились в Делл играть против «Саутгемптона». Первый там был сущим кошмаром – 3-0 в их пользу! Делл – сложное место, но такого результата никто не мог ждать.

В перерыве тренер сказал нечто неожиданное: «снимай футболку, мы переодеваемся».

Мне не особо нравились наши серые футболки – всё-таки цвета «Юнайтед» красные, белые и красные, и я никогда не думал, что буду носить что-то другое. Я, впрочем, и не думал, что вина не в нас, а в футболках.

Тогда мне было невдомёк, что тренер общался с Гейл Стивенсон, экспертом ливерпульского университета по вопросам зрения. Впоследствии она работала с нами по улучшению периферийного зрения. Она научила меня упражнениям перед игрой, которые были не менее важны, чем физическая тренировка. Внимание к деталям.

Она предупредила босса, что серые футболки будет сложно разглядеть на фоне толпы, и в её словах могла быть правда, поскольку мы проиграли четыре матча из пяти, когда мы носили ту форму. Так что футболки мы убрали – и слава богу – и смогли отыграть один гол в наших сине-белых футболках. Результат был налицо, но это не помешало всем над нами смеяться.

Впрочем, это всё ерунда по сравнению с тем, в какой кошмар превратился «Ньюкасл». Киган поддался эмоциям в прямом эфире, и я глазам не верил, когда смотрел его выступление по телевизору.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Тренер всегда учил нас не поддаваться эмоциям. Ему нужны чёрствые победители.

Для победы в АПЛ нам требовалась одна победа. Мы переиграли «Ноттингем» со счётом 5-0 и выиграли в решающей игре против «Мидлсбро». Меня оставили на лавке.

Мы смогли победить с детьми, хотя мало кто сомневался, что больше всех на успех повлияли не молодые. Эрик был невероятен. Все молодые смотрели на него, как на лидера, и его способность победителя была несравнима. Тяжёлый труд важен, но бывают моменты, когда ты чувствуешь себя в долгу и хочешь отдать свои медали кому-то одному. Так было в случае с Эриком и Роналду в сезоне 2006/07. Это была победа Эрика.

Он был хорош, но это же можно было сказать о всей команде. Мы были хорошо сбалансированы. СМИ требовали, чтобы тренер поставил Бэкса в центр полузащиты, но это сделало бы его слишком статичным. Правый фланг лучше всего ему подходил, потому что там он использовал всю свою энергию и выносливость, не говоря уже об убийственных навесах. В центре у нас всё было хорошо: там играли Кин, Скоулзи и Батти. Гиггз и Бэкс на флангах были самыми результативными и трудолюбивыми вингерами в мире.

Мы приобретали умение выматывать соперника. Когда у нас не получалось устроить «блицкриг» в самом начале, мы начинали двигать мячом по всему полю, из-за чего сопернику приходилось носиться по стадиону. Мы знали, что всегда могли рассчитывать на скорость Гиггзи и убийственные кроссы Бэкса.

Мы выиграли в лиге, теперь оставался Кубок Англии. Проблема в том, что повторилась ситуация с последним матчем, и меня не поставили на игру. К тому моменту я уже являлся основным защитником сборной Англии, но в моём же клубе у меня не было такого статуса. Нет, мне не давал играть собственный брат.

Такое случилось не впервые. Когда Фил дебютировал в «Сити» в предыдущем году, я тоже не играл. Трэйси была дома, и она спросила, кто будет играть.

«Фил, не я»
«Что, он впереди тебя?», - спросила Трэйси, и, как заботливая сестра, рассмеялась.

Я быстро пережил тот момент – что мне оставалось? Фил был хорош. Я подозревал, что именно он будет моим главным соперником в команде, но это только меня мотивировало. Мы всегда поддерживали друг друга.

Мы всегда навещали друг друга перед играми. Вместе было проще успокоить нервы. Вместе мы обсуждали сильные стороны соперника. То же относится и к Скоулзи и Бэксу. Когда в жизни проходишь через такие испытания, очень важно окружать себя знакомыми лицами. Мы всегда вместе сидели на автобусе.

Фил был превосходным футболистом, но я никогда ему не завидовал. Зависти в нас нет. Мы всегда стремились расти в профессиональном плане, и на мелкие обиды у нас не было времени. Фил был слишком хорош, чтобы его убрали из основы, так что мне оставалось только взять себя в руки и принять неизбежное.

Играли мы против сильного и талантливого «Ливерпуля», но их уровень профессионализма до нас не дотягивал. Мы тоже могли расслабиться, но очень редко.

На «Уэмбли» они появились в диковинных белых костюмах, будто большую часть подготовки они провели у портного. Их снобизм даже всплывал в командных обсуждениях: «держите мяч неподалёку от их штрафной – Дэвид Джеймс наверняка будет выслеживать Джорджио Армани на директорском ложе», - говорил босс.

Честно или нет, но именно такими мы их представляли, а после ошибки Джеймса тренер мог уверенно заявлять, что он был прав.

Эрик был тих по его стандартом, но он смог отправить точную передачу прямо в зону соперника.

Дети выиграли дубль, и об этом напоминали баннеры и футболки по всему Лондону.

К концу я тоже вышел на поле. Фанаты исполняли свою любимую кричалку про Кевина Кигана, и я, вне себя от радости, решил к ним присоединиться.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Оказалось, что этот момент попал на камеру. Я не был знаком с Кевином Киганом, но он был легендой английского футбола, и я послал ему письмо с извинениями.

Может, ливерпульцы ни о чём не сожалеют. Не сомневаюсь, что они хорошо провели время. Мы же, «Юнайтед», празднуем только тогда, когда есть повод. В английском футболе всегда было принято выпивать, но мир становился умней, и наш босс был среди тех, кто не признавал пьяниц.

Конечно, случалась редкая попойка, и всегда были большие рождественские вечеринки. Моя любимая случилась в декабре 1995-го. В двадцать я выпивал, но редко, и я осознавал, что попал, когда мне протягивали шестую пинту сидра. Пинту я не взял – она выскользнула у меня из рук и упала на пол. Затем мы отправились отведать что-нибудь китайского, и я заснул прямо на тротуаре у ресторана. Меня так тошнило, что Бену и Каспу пришлось запихивать меня в такси. Я мог с трудом разговаривать, но я смог попросить таксиста отвести меня в больницу.

Меня отвезли в Королевскую больницу, и я так боялся, что меня узнают, что записался под первым именем, которое пришло мне в голову – Саймон Браун. Ребята годами меня за это подкалывали. «Дай мяч, Саймон» было стандартным обращением ко мне.

Я проснулся в больнице посреди ночи. У меня было 50 пропущенных звонков. Я попросил Каспа забрать меня, и когда он приехал, он застал меня на инвалидном кресле. Он с трудом вытолкал меня оттуда, поскольку не мог перестать смеяться.

Отмечали мы и титулы. И, поверьте, отмечать мы умели. После первого титула мы отправились в «Эмблхёрст Хотел» и наклюкались. У нас есть классное фото с Филом, где он сидит у автобусной футболке в клубном блейзере. Он выглядит, как Кит Ричардс.

В следующем году я превзошёл все свои похождения. Тогда меня вырвало прямо на ресепшн. Я пил водку прямо из бутылки, хотя сам терпеть её не мог. Кино хохотал и угрожал, что позвонит Ходдлу и сообщит о том, как я себя опозорил.

Мама была вне себя, когда отец с Филом втащили меня в дом. «Что вы сделали с моим мальчиком?», - кричала она. Только она могла сочувствовать человеку в таком положении.

Это лучшие вечера. Весь сезон ты живёшь под напряжением и стрессом, и когда это всё остаётся позади, испытываешь настоящую эйфорию.

Буду честен, я сомневаюсь, что можно понять это чувство, пока сам его не испытаешь. Родился ребёнок? Ну, у большинства есть дети. Однако очень узкая группа может знать, каково это – выигрывать титулы с таким клубом, как «Юнайтед».

Я так напивался по той причине, что весь сезон я держал себя в руках. Тренировки, подготовка – это всё так важно для меня, это мой ритуал, и я жертвовал всем ради них. Я был так точен и скрупулёзен, что по мне можно было часы заводить.

Неделю за неделей я ложился спать в одно и то же время и ел одни и те же блюда. Я ничем не рисковал. День перед игрой всегда проходил одинаково:

8 утра: завтрак из каши и апельсинового сока.
Полдень: рыба, картофель и овощи.
3:30 дня: каша и кусочек тоста.
7 вечера: паста с супом.
9:15: время спать.

Я даже брал свою кашу и тарелку с ложкой на поезд, если мы ехали в Лондон. И ровно в 3:30 я ел свои Weetabix и слушал смешки других. Им это было странно, но мне важны мои ритуалы.

Большинство таких привычек начались, как хорошие профессиональные рутины: здоровая диета, много отдыха. Вскоре рутина переросла в суеверие. Среди спортсменов такое – не редкость. Всегда хочется найти какую-то мелочь, которая поможет собраться и почувствовать себя спокойнее. Следование одним и тем же ритуалам позволяло мне чувствовать себя комфортнее. Мне нравилось готовиться как физически, так и психологически.

Перед каждым матчем в самом конце тренировок я мчался к раздевалкам. Те, кто меня не знали, думали, что у меня проблемы с мочевым пузырём. Это была моя последняя пробежка перед матчем, и она была крайне важна. По какой-то причине я всегда первым подпрыгивал во время командных фото перед матчем. Опять же, всем было смешно, но такой уж я.

«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»


Перед матчем я делал растяжки в 9:30, а в десять я звонил маме. Перед каждой игрой я всегда звонил маме. Мы говорили где-то пять минут, а в конце она говорила «иди покажи им». И так на протяжении двадцати лет она завершала разговор этой фразой.

Я всегда приезжал на «Олд Траффорд» рано, где-то в 11:40 на матч, который начинался в три. Никто не хочет опаздывать, верно? Я всегда бесился, когда кто-то прибегал к автобусу за секунды до отправления. Готов поклясться, что Луи Саа никогда не появлялся раньше 11:59:59. Вы не представляете, как меня это выводило из себя.

Полуденный ланч состоял из сока, спагетти (немного соуса) и йогурт. Затем – речь тренера. Мне всегда нужно было время побыть одному. Я брал программку и направлялся в правую туалетную кабинку. В раздевалке другие смеялись и шутили, кто-то пинал мяч. Я всегда сидел один и думал об игре и сопернике. Против меня мог играть быстрый вингер с целым набором трюков, и я старался придать себе уверенности.

Иногда я думал о том, что буду есть после матча. Меня успокаивала мысль о том, что через три часа я буду есть рёбрышки с цыплёнком карри вместе со своей семьёй. Считается, что нужно раззадориться перед игрой, но не менее важно наоборот успокоиться.

Играйте долго, и обязательно нахватаетесь глупых привычек. Когда мне было 17, перед матчем мне сделали массаж спины, и я хорошо сыграл. После этого я настаивал на массаже перед каждой игрой несмотря на то, что у меня всегда была крепкая спина. При выходе на поле я всегда хотел быть пятым, и чтобы Бэкс был прямо за мной. Не знаю, почему так.

У многих спортсменов есть такие ритуалы. Мои были нацелены на то, чтобы максимально подготовить меня к игре. Рано ложиться, 3:30, сок, предматчевые растяжки – всё важно, нельзя было ничем рисковать.

Это не для всех. Раздевалка, состоящая из одних Гари Невиллов, была бы скучным местом. Но нельзя оставаться на вершине, ничем не жертвуя. У нашей команды было много хороших привычек. Времена менялись. Больше никто не мог позволить себе напиваться посреди недели.

Самое страшное – не воспользоваться всем, чем тебя одарила природа. О необходимости брать от своих возможностей всё мне напоминал босс. День за днём, в каждой речи, всегда упоминался миллиардер, которого он знает. У него есть больше денег, чем он может потратить, но он работает каждый день, потому что нужно гордиться своей работой.

Может показаться, что работа не так ценится футболистами, которые зарабатывают миллионы. В раздевалке круто выглядеть так, будто тебе всё равно. Но может и в этом было наше различие – «Ливерпуль» был крут, а мы выиграли лигу.


Richard
ReDevils.ru


Автора поблагодарили 1 раз!
Комментариев: 4
Прочтений: 4189
Источник: Red: My Autobiography – Gary Neville
КОММЕНТАРИИ
«Посредственные игроки никогда не удержатся в МЮ»
#4
18 января 16 16:57
Рейтинг автора: 2
Lei Wulong

Уфффф) Думал пробегусь глазами и по делам, а тут затянуло!
Супер! Спасибо!

1
#3
18 января 16 01:09
Рейтинг автора: 1
man_red

Щикарный перевод, спасибо)

0
#2
17 января 16 19:50
Рейтинг автора: 5
metallsnake

Спасибо за перевод. Отличный материал, с удовольствием прочитал.

0
#1
15 января 16 09:03
Рейтинг автора: 3
Becks

Отличная работа Рич!Читается легко,на одном дыхании.

0
Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.
КТО НА САЙТЕ
Всего: 64 | Пользователей: 0 | Гостей: 64
- отсутствуют
  СЧЕТЧИКИ И ПАРТНЕРЫ
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

МАНЧЕСТЕР ЮНАЙТЕД В 
РОССИИ | MANCHESTER UNITED IN RUSSIA Русскоязычный сайт Арсенал Лондон
Copyright © 2006 "Russian Red Devils".
При заимствовании материалов сайта, гиперссылка на http://ReDevils.ru обязательна!
Связаться с администрацией можно на странице Обратная связь
Дизайн и разработка сайта - kingkill
Наверх