Т
А
Б
Л
И
Ц
Ы



МАТЧИ
Норвич
Вест Хэм
Борнмут
Кристал Пэлас
7 мая, Вс Премьер Лига
Норвич
Юнайтед
0
1
Игра команды:
Игрок матча:
Хуан Мата (8.22)
10 мая, Ср Премьер Лига
Вест Хэм
Юнайтед
3
2
Игра команды:
Игрок матча:
Антони Марсьяль (8.50)
17 мая, Ср Премьер Лига
Юнайтед
Борнмут
3
1
Игра команды:
Игрок матча:
Майкл Кэррик (8.92)
21 мая, Вс Кубок Англии
Кристал Пэлас
Юнайтед
1
2
Игра команды:
Игрок матча:
Уэйн Руни (7.93)
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
Быстрый переход
Текст материала
Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»
Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Стив


В футболке сборной Англии я участвовал в пяти больших турнирах, что со само по себе повод для гордости. Бывали, впрочем, и моменты, когда это всё казалось мне пустой тратой времени.

Я не хочу жаловаться, но в 1998-м моего друга просто растерзали СМИ и страна, а затем то же произошло с братом в 2000-м. Многие из нас испытали нечто подобное. Бывало, что заслуженно, но чаще игра за Англию напоминала нескончаемые американские горки: бывает весело, бывает страшно, а бывает, что не уверен, что стоило вообще приходить.

А ведь всё должно быть не так – всё должно быть здорово. Представлять страну – это счастье, но не для футболистов. Слишком часто мы боялись возможного провала и того, во что он выльется. Лучшие тренеры – Терри, ранний Свен и иногда Капелло – помогали избавиться от этих страхов, но рано или поздно давление возвращалось.

Состояние сборной стало очевидно после того, как Стив Макларен устроил встречу со спортивным психологом Биллом Бесвиком. Тогда стало видно, как искренне боялись будущего молодые, как не нравилось многим приезжать на сборы. Команда не побеждала, а нас ненавидели болельщики и СМИ.
Многие скажут, что мы должны быть сильнее, если уж нам выпала честь представлять Англию. Может, так и есть. Но мне вспоминается, как после своей четвёртой игры за «трёх львов» против Норвегии я взял почитать Sun, где меня оценили на 4 из 10 и назвали «комком нервов», который не дотягивал до уровня команды. А я-то думал, что хорошо сыграл! Я не робот, и после той заметки начал нервничать и сомневаться в своих умениях. Тогда мне позвонил Терри Венейблс: «Честно, Гарри, я не знаю, как они могли такое углядеть. Не волнуйся». Но всегда сложно забывать такое, когда совсем юн и неопытен. Тогда я ещё не выработал иммунитет к такого рода нападкам.

Влияние СМИ гораздо сильнее во время игр за сборную, чем за клуб. Тут игроки уязвимее, и от журналистов очень много вреда. Я знаю, как деструктивная критика влияет на футболистов: сначала ты всеми любим, ты – глоток нового воздуха. Затем у тебя начинают находить недостатки. Затем ты вновь в порядке, но после определённого времени, когда ты набрался опыта, тебя уничтожают. Для того, чтобы закрепиться, нужно пройти этот обряд, но многим это не по зубам. Плохой дебют – и ты попал. Каждый вылет из турнира – и ты национальный позор. Не бывает, что Англия просто проиграла, всегда нужно найти главного виновника.

Лучший пример – Бэкс. Из года в год он приобретал то статус супергероя, то суперзлодея. Дайте ему капитанскую повязку – заберите капитанскую повязку. Мыльная опера никогда не кончалась. Это наш позор. В «Юнайтед» тоже были сложные моменты, но до такой истерии не доходило никогда.

То, что в клубе – здоровые нервы, в сборной – чистый страх. Страх, что поражение означает конец света. Многие до чёртиков боялись того, что о них напишут. За моё время в команде мы так и не научились игнорировать эти посторонние факторы.

Ближе всего к успеху мы приблизились на Евро 96. Совсем немного, и мы бы сделали это. Мы были близки к пику форму, у нас были превосходные игроки и тренер. В 2004-м мы тоже были близки, но тогда всё твердили о «золотом поколении». А было ли оно? Были хорошие игроки, были великолепные. Коул, Рио, Бэкс и Джеррард могли закрепиться в любой сборной планеты.

Никто не сомневался в том, что Стив был игроком высочайшего класса – я бы хотел, чтобы он поиграл в «Юнайтед». Я так этого хотел, что в 2004-м сам попытался его завербовать – в то время его пытался переманить «Челси», почуявший слабость «Ливерпуля».

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


«Играй за “Юнайтед”», - сказал я ему как-то в отеле. «Фанаты тебя сразу полюбят».

Он только засмеялся. «Только если ты перейдёшь в “Ливерпуль”».

Он очень, очень классный игрок. Увы, в футболке национальной команды он так и не смог это продемонстрировать. Было ли дело в нём или тренерах, или завышенных ожиданиях, или недостаточно хороших партнёрах – я не знаю.

Ответ на этот вопрос настолько сложно отыскать, что материала хватит на целую книгу. Думаю, тут влияет обстановка в команде и вне её пределов. Никто не будет спорить, что Футбольная ассоциация совершенно запорола ситуацию с тренерами. Слишком просто они отпустили Терри и слишком рано назначили Гленна Ходдла и Стива Макларена. С другой стороны, существовал ли хоть один тренер, который был бы способен превратить нас в реальных претендентов на звание чемпионов мира?

Были хорошие игроки, были великие – это да. Но чего не было, так это глубины состава. Не было тех, кто мог стабильно играть на уровне сборных. Многие из нас приучили своих фанатов к трофеям, но на клубном уровне. Для болельщиков не было видимых причин, по которым мы не могли добиться того же успеха на международном уровне. Увы, многие забывают, насколько клубы стали сильнее благодаря легионерам.

Думаю, что сейчас ситуация с доморощенными игроками улучшается, но в моё время попросту не было достаточного количества футболистов, подкованных как технически, так и тактически. Это легко доказать, вспомнив встречи с по-настоящему сильными соперниками. Нидерланды в 1996 выделяется на фоне других. Мы играли на одном уровне с Аргентиной в 1998-м, били откровенно плохую Германию на Евро-2000 и в Мюнхене в 2001-м. На Евро-2004 мы нормально сыграли против Франции и Португалии, но особо ничем не запомнились. Так много раз мы недотягивали до класса, который нам приписывали, и не могли удержать темп игры и владение мячом. Так часто я в матче за сборную я думал, что вот так, наверное, чувствуют себя оппоненты «Юнайтед».

Футбольная ассоциация может гораздо больше, чем они делают. Не хочу обвинять всю организацию, но возьмём к примеру хотя бы Джеффа Томпсона, который руководил ей большую часть времени, пока я играл. Интересовался ли он тем, что я думал о подготовке к Чемпионату мира? Спрашивал ли он, как Ассоциация могла помочь? Нет, мистера Томпсона интересовало только то, почему я не спел национальный гимн. «Гари, мы были бы признательны, если бы тоже пел». Я очень вежливо объяснил ему, что время перед матчем я предпочитал посвятить концентрации на предстоящей игре. Больше он со мной не связывался.

В Ассоциации работает много отличных ребят. Их не видно, но именно они заботятся о том, чтобы команда как можно лучше подготовилась к каждому матчу. Я никогда не жаловался на инфраструктуру. У нас были лучшие отели и персональный шеф-повар. Мы никогда ни в чём не нуждались.

Но вот что касается глобальный стратегии, то с лидерами Ассоциации не повезло. В правящей верхушке никого особо не волновали серьёзные вопросы игроков или тренеров.

У нас не было тренерской философии, мы только хотели забыть времена Чарльза Хьюза. После международного запрета мы забыли о том, кем мы являлись, и зациклились на прямолинейном, мощном футболе.

Говард Уилкинсон – порядочный человек, добившийся определённых успехов в роли клубного тренера. В Ассоциации он, однако, начал диктовать тренерам, как надо работать, хотя сам не обладал никаким европейским опытом по части философии. Его решения отдавали старой Англией.

Был и Тревор Брукинг, но он ничего не добился. Здорово, когда всем заправляет человек по-настоящему футбольный, но у него не было реальной власти. Ассоциация всё делает слишком долго и работает слишком неэффективно. Они начали работать над Национальным Футбольным Центром, но это заняло у них целую вечность.

Футбольная ассоциация до сих пор находится в двадцатом веке. Сами спросите себя, ассоциируется ли у вас организация с искренним желанием помочь сборной?

Так сложилось, что свой первый гол я забил в свой последний матч. Увы, мяч этот залетел в наши ворота. Это был отвратительная матч в Хорватии в октябре 2006-го, когда мы окончательно потеряли шанс пройти на Евро-2008. Я отдал пас на Пола Робинсона и отправился вперёд. Внезапно стадион закричал, и я увидел, что мяч закатился в наши ворота.

С самого начала нам ничего не светило. Незадолго до важнейшего матча тренеры решили играть по схеме 3-5-2. Я знаю, что Терри Венейблс, который был ассистентом Стива, всегда стремился к тактической гибкости, но это решение поставило меня в неудобное положение. Мы только отдышались после кошмарной безголевой ничьи против Македонии и у нас банально не было времени, чтобы переучиваться.

Футболисты любят представлять, как развернётся игра, как надо будет противостоять тому или иному сопернику. Тогда я старался как мог, но не мог понять, чего же от меня хотят. Десять лет я не играл в роли вингбэка, и перед игрой я признался Филу, что сильно переживал. Это всегда плохой знак.

Не знаю, был ли я способен показать ту игру, которую от меня хотели, но тогда не один я с трудом понимал поставленных задач. Джейми Каррагер вышел играть левее, но его неуверенность бросалась в глаза.

Хуже всего было отсутствие скорости или остроты. Мы с Эшли Коулом играли по краям, и Хорватия не то чтобы особо волновалась за исход встречи. Мы не играли достаточно высоко, чтобы реально помочь Руни и Краучу. Каррик, Паркер и Лэмпард спотыкались о собственные ноги в полузащите, и вся команда казалась медленной и предсказуемой.

Поражение было заслуженным, а ответную игру я смотрел уже по телевизору дома. И дома я увидел ещё больше очевидных просчётов. Почему Оуэна Харгривза не было на поле? Никто кроме него не мог дать отпор Луке Модричу. Свен зачем-то поставил Гарета Барри.

С того момента я сыграл только раз – в товарищеской игре против Испании на «Олд Траффорд» в 2007-м. Даже если бы мы квалифицировались на Евро-2008, травма не дала бы мне сыграть.

Мне жаль Стива. Я надеялся, что у него всё получится. Я знал его как отличного тренера и верил, что он покажет себя на мировой арене. Футболисты его уважали, а Терри был превосходным ассистентом. Руководить Англией – адская задача.

Пост главного тренера сборной я сравнивал с позицией голкипера на «Олд Траффорд». Если у тебя есть комплексы, если ты недостаточно уверен в себе – можешь даже не пытаться. Когда вратари слишком много думают, соперник их съедает. Нельзя тратить ни секунды на размышления – и в Англии также.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Стив – классный тренер, но в Англии часто бывает так, что главный тренер меньше всего занимается… тренировками. Стиву, который привык работать с футболистами, это было сложно понять.

Ещё одной ошибкой стало решение исключить из основы Бэкса, Сола Кэмпбелла и Дэвида Джеймса. Мы понимали, что он пытался сделать – он старался начать всё с чистого листа. Но убрать Бэкса – это глупость. Он никогда не оказывал негативное влияние на команду – он просто не такой человек. Он не был «раковой опухолью раздевалки». Он просто хотел играть.

Когда Бэкс сообщил мне о решении тренерского штаба, я не знал, что сказать. Я был, без преувеличений, шокирован. Стив принял три больших решения. Если бы он подождал и убедился в том, что помогает команде, а что – нет, всё сложилось бы иначе. Он вернул Бэкса, но давление на него было несоразмерно с тем, что было раньше.

В газетах Стива называли слишком компанейским, но я так не считаю. Да, бывали ужины с игроками, но всё с правильными намерениями. Между матчами проходило немало времени, а Стив хотел поделиться своими соображениям в дружелюбной атмосфере. Мне это казалось хорошей идеей, но даже хорошие идеи не имеют значения, если команда не может побеждать.

В июне 2009-го в сборную меня пригласил Фабио Капелло. Мы играли против Казахстана – далёкий путь ради того, чтобы посмотреть на игру со стороны. Я так и не сыграл, но мне удалось воочию посмотреть на разгром Андорры со счётом 6:0. Мне понравилось состояние сборной под руководством Капелло. Тренировки были действенные и осмысленные – Капелло не признавал разгильдяйства или халатности в любом виде. Игроки были наказаны за опоздание на растяжки. Во время ланча у кого-то зазвонил телефон, и он сорвался. На тренировке всё было «быстрее». Он требовал от игроков максимума даже во время разминки.

Он многим меня впечатлил, но хаос накануне Чемпионата мира 2010 казался совершенно для него нехарактерным. Он всё делал хаотично, даже называл имена игроков.

Джейми Каррагер занял место Уэса Брауна, который был быстрее и больше подходил для футбола на таком уровне. Затем за день до анонса команды он позвонил Скоулзи – впервые за два года. Он проигнорировал Уолкотта, который постоянно вызывался, пусть у него и не задались последние шесть месяцев. Затем он позвонил Филу. Он вёл себя странно и очень нелогично.

На Чемпионате мира он продолжил в том же духе, а затем совершил самую страшную ошибку. Годами я просил, чтобы мы играли по схеме 4-3-3, но Капелло всё равно почему-то её игнорировал. Он выбрал устаревший, предсказуемый футбол. Я не утверждаю, что другая тактика позволила бы нам выиграть, но мы бы прошли дальше. В центре нас бы не переиграли немцы. На Евро-2012 Капелло-таки выбрал 4-3-3, и команда заиграла заметно лучше. Где же он был раньше?

Не будь травмы, и я бы продолжал играть и записал бы на свой счёт сотню игр. На протяжении нескольких лет справа была проблемная зона. Да что уж там, она до сих пор есть. Но я не смог дойти до рекорда защитника Кенни Сансома, записавшего в свой актив 86 матчей. Впрочем, этот рекорд не особо меня заботил.

Так или иначе, я был счастлив играть за свою страну. Я очень хотел быть частью успешной Англии. Победа в Чемпионате мира была бы невероятна. Воцарился бы хаос – вся страна вышла бы на улицы.

Я считаю себя патриотом, но по правде говоря игра за национальную команду была скорее приятным дополнением. Играть и выигрывать в «Юнайтед» всегда было для меня превыше всего. Если вы спросите, что лучше – Лига чемпионов с МЮ или Евро с Англией, я всегда выберу первое. «Юнайтед» был в моём сердце с самого детства. Эта команда, за которую я буду болеть в 90 лет, если позволит здоровье.

Когда я был маленьким, Англия меня мало заботила. Англия ассоциировалась с Брайаном Робсоном, и ради него одного я смотрел Чемпионат мира 1982. Англия меня вообще не волновала, зато каждый поход на «Олд Траффорд» был событием всей жизни. «Уэмбли» будто находился на другой планете.

Это никогда не влияло на то, как я играл за сборную. Я всегда искренне переживал после очередной неудачи, но сейчас мне просто жаль всех тех, кто пройдёт через эти жернова из завышенных ожиданий и реальности, где мы хорошая, очень хорошая, но никогда не великая команда.

Джек Уилшир – талантливейший игрок международного уровня, но мы ещё нескоро сможем дарить миру достаточное количество таких футболистов. Мы движемся в правильном направлении, а Премьер-лига становится лучше как технически, так и тактически. Когда я только начал выступать за «Юнайтед», мы просто посылали мяч в открытое пространство и надеялись на лучшее. Сейчас играют по-другому.

У детей всегда будут кумиры вроде Дзола, Анри или Бергкампа. Многое сейчас меняется, но пройдёт какое-то время, прежде чем наша футбольная культура изменится. Мы всё ещё отдаём предпочтение традиционным силовым игрокам, и пока это происходит, нам не видать успехов. Мы движемся в правильном направлении, но нам ещё долго предстоит догонять ведущие страны.

Вопрос денег


Мне повезло – я никогда не хотел играть нигде, кроме «Юнайтед». Я не забивал голову мыслями о возможном трансфере или способе обогатиться. Мои переговоры с клубом занимали пять минут – я не хотел уходить и у меня не было агента, который бы пёкся о свей доле. Я просто заходил в офис Питера Кеньона с отцом, и в голове у меня уже была примерная сумма. Именно эту сумму мне, как правило, и предлагали. Раз – и готово. Никакой драмы.

Тёрки случились только раз, когда Филу (который играл не так часто) предложили меньше, чем мне. Я сказал Кеньону, что так не честно, и клуб уравнял наши предложения.

Что касается одноклубников, то мне было глубоко плевать на то, кто сколько получил. Я не знаю, сколько зарабатывал Скоулзи или Гиггзи – надеюсь, намного больше, чем я.

Что касается денег и контрактов, мои требования были предельно просты, как и моя жизнь. Было бы здорово, если бы все футболисты были так, а влияние паразитов-агентов не было так всеобъемлюще. То и дело я слышу о так называемых «суперагентах». Супер в каком плане – в умении высасывать деньги для себя?

Абсолютно все в футболе (кроме самих агентов) согласны, что слишком много денег утекает к посредникам. Тем не менее, никто ничего не предпринимает. АПЛ пыталась пристыдить агентов, публично опубликовав суммы, которым им выплачивают клубы, но именно игрокам следует что-то делать.

Футболисты так сильно полагаются на агентов, что это уже ни в какие ворота не лезет. Нет, я не буду ругать всех и каждого, к тому же я признаю, что топ-игрокам необходимы те, кто будет разбираться с рекламными соглашениями и спонсорами. Громкое имя в «Юнайтед» - это бизнес. Большие переезды, особенно заграницу, требуют участия того, у кого есть связи. Важно иметь своего представителя, но слишком многие поручают агентам всё, вплоть до вкручивания лампочки. Они перестают думать о себе, начинают лениться и жить беззаботно. Вся жизнь переходит в руки к агенту, который далеко не всегда действует в лучших интересах своего клиента.

Годами я боролся с этим проклятием, уговаривая Футбольную ассоциацию и Ассоциацию профессиональных футболистов избавиться от этого рака.

Опять же, многое в руках футболистов. Молодым я всегда советую нанять хорошего бухгалтера или юриста для того, чтобы разбираться с контрактами. Если идёт речь о продлении, зачем тут агент, который отхапает долю твоих заработанных потом и кровью денег? Зачем агентам вообще отчислять какие-либо проценты? Юристу или бухгалтеру можно платить за каждый час их работы и это обойдётся гораздо меньше, чем то, что получит агент.

Я просто не понимаю, почему клубы и игроки соглашаются отдавать эти деньги. Даже если сделка обошлась в 30 млн. фунтов, это не значит, что агент проделал в десять раз больше работы, чем с трёхмиллионным переходом. Но игроки и клубы не думают о подобных вещах.

Для того, чтобы что-то изменить, нужно сделать радикальный шаг и огласить зарплаты всех игроков АПЛ. Мы и так всё знаем о зарплатах от СМИ, так почему бы не быть открытыми на этот счёт, как в США? Хватит тайн.

Поначалу многие начнут завидовать друг другу, но вскоре привыкнут. Может тогда футболисты поймут, что им не нужен агент, который знает всё о заработной политике клубе.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


В своё время я подписал немало долгосрочных контрактов, поскольку для меня в приоритете всегда было время в клубе – чем дольше, тем лучше. В 2004-м контракт был самым длительный, ведь я был капитаном и играл на пике своих возможностей. С зарплатой просто – я поговорил с Ассоциацией профессиональных футболистов, и они дали мне примерную сумму, которую зарабатывают защитники международного уровня.

На тот момент в Англии не было правого защитника лучше или известнее меня. Я уверен, что другие сильные игроки моего амплуа (например, Рио в «Юнайтед») зарабатывали больше, но меня не волновали деньги, и я не старался выжать максимум.

Для меня всё было очень просто, в связи с чем я с трудом понимал тяжкие думы других игроков, которых манили большие предложения от конкурентов. Я хотел играть только в «Юнайтед», но в 2009-м и Криштиану Роналду, и Карлос Тевес решили попытать счастья в других клубах.

Что касается Криштиану, то тот переход был неизбежен. Ещё с лета 2008-го мы знали, что он хотел уйти. В раздевалке он открыто рассказывал о «Реале», где он хотел играть, потому что его манили тёплый климат и славная история. Когда кто-то мечтает о чём-то, переубедить их практически невозможно. Переход в стан «сливочных» стал для него заветной целью.

«Мне надо выбраться отсюда куда-нибудь, где жарко», - поговаривал он.

Я пытался его отговорить: «Ты не осознаёшь, как здесь хорошо. Ты даже не представляешь, как будешь по нам скучать».

«Буду я тебя слушать. Ты даже на отпуск не уезжаешь из Манчестера».

Он прямо заявлял о своих амбициях, и меня это не напрягало. Да как его можно в чём-то винить? В сезоне 2008/09 он сыграл на высочайшем уровне, продемонстрировав профессионализм даже несмотря на то, что в уме он отсчитывал дни до своего переезда. Может он и не сыграл феноменально, но мы не могли его за что-либо критиковать. Мы выжали из него шесть лет – три, если не считать период адаптации, когда клуб огранял его, как бриллиант.

Я был уверен, что он будет по нам скучать, и так наверняка и было. В Мадриде постоянные перемены – это норма. Там попросту не может быть такой дружественной братской атмосферы, как у нас. Наши фанаты любили его, как никого другого, а мы завоёвывали трофей за трофеем и доходили до финалов ЛЧ. «Реал» был богат, но ему это так просто не удавалось.

Трава не всегда была зеленее, но Роналду твёрдо решил переехать. «Юнайтед» предложили сумму, от которой не отказался бы ни один клуб – рекордные 80 млн. фунтов.

Что касается Карлоса, то тут всё сложнее. После прибытия Димитара Бербатова в сентябре 2008-го он не смог пробиться в основу. Отсутствие стабильной игровой практики сильно ударило по нему, и он начал комплексовать, расслабляться на тренировках. Всё чаще он жаловался на больную спину и отлынивал на массаж.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Не думайте, что я не считаю его первоклассным игроком и человеком. Забудем разногласия по уходу в «Сити», он всегда был классным нападающим. Просто если говорить о его втором сезоне, то было очевидно, что сердцем он был не в «Юнайтед».

Новобранец Берба его сильно раздосадовал, ведь он относится к такому типу футболистов, которых необходимо холить и лелеять. Он – не тот, кто отыграет одну игру, а затем спокойно проведёт последующие три на скамье запасных. Посмотрите на нападающих в сезоне 2008-09 – босс никак не мог гарантировать ему игру в основе. Карлоса это разозлило, после чего он всё только усугубил, попытавшись настроить болельщиков против тренера. Это была нелепая идея, обречённая на провал, и к концу сезона его агент начал корпеть над громким трансфером.

Карлос находился в неловком положении, поскольку правами на него владела третья сторона. «Манчестер Юнайтед», само собой, не хотел выплачивать огромные гонорары агентам. Речь шла о десятках миллионов. В итоге, если верить слухам, «Сити» подписал его за астрономическую сумму, от которой было глупо отказываться, учитывая поведение Карлоса в последний год.

Это было большое событие для «горожан», которые раздули из него настоящее событие. Они даже разместили биллборды с надписью «Добро пожаловать в Манчестер», но меня это не напрягало. Такие подколы случаются, главное – победа на поле. Ничто так не демотивирует, как чемпионство соперников.

После его ухода мы слегка повздорили после того, как он остро отреагировал на безобидный комментарий в его адрес. На поле мы обменялись нелицеприятными жестами. Да, я поступил глупо и сильно усложнил себе жизнь, но в пылу момента все мы можем сделать что-то глупое. Неделями я не мог спокойно пройтись по улице – меня либо хлопали по спине фанаты МЮ, либо оскорбляли «горожане». Но это всё ерунда. Только футбол имеет значение. Если Карлос считал, что в «Манчестер Сити» ему будет лучше – это его решение, пусть я его и не разделял.

Вскоре он вновь начал рваться в другой клуб. Думаю, такой он кочевой человек, который не может задерживаться в команде дольше, чем на два-три года. Он стал говорить, что ему осточертел Манчестер, что было мне непонятно, ведь это город, где он столько выиграл и где стал мировой звездой.

**
Роналду и Тевес, Уазза и Берба – такой атакующей мощи у нас не было с 1999-го. Увы, этого нам всё равно не хватило, чтобы переиграть «Барселону» в финале 2009-го, который стал последней игрой для Роналду и Тевеса. Тот матч в Риме стал одним из главных провалов эпохи Фергюсона, поскольку мы не сыграли, как должен играть «Юнайтед». Мы решили не играть в открытый атакующий футбол.

Нас впоследствии критиковали за неправильный подход, но в наших планах не было такой пассивной игры без мяча. Слова босса перед матчем были полны позитива: «Вперёд, чемпионы Европы. Покажите, из чего вы сделаны!»

Мы решили противостоять им так же, как сделали это годом ранее в полуфинале. Та победа стала шаблоном для новой тактики, где пятеро в полузащите закрывали все зоны, а Роналду отвечал за опасные моменты.

Босс показал нам все голы, пропущенные «Барселоной» в том сезоне. Он хотел найти их слабости. Мы знали Пике ещё по временам за «Юнайтед» и считали, что сможем справиться с ним один на один в штрафной соперника. Он большой, высокий парень, который не любит соревноваться в скорости с более юркими футболистами. По этой причине Роналду играл высоко, пытаясь обойти бывшего одноклубника. Он, однако, неприятно нас удивил, выдав превосходный матч.

Я редко видел, чтобы молодой защитник играл с такой отвагой. Мы давили, как могли, но он спокойно страховал Вальдеса и шёл на рисковые пасы, которым его научили в Каталонии. «Барса» верила в свою игру и не позволяла себя напугать. Они могли позволить себе играть бесстрашно благодаря невероятному таланту и темпераменту.

Чем лучше становился Пике, тем чаще нас спрашивали, как мы могли его отпустить. Всё просто: на то время, когда он покинул МЮ, он не подходил английской команде. Он невероятно талантлив и обладает умением классно пасовать и заряжать партнёров уверенностью в раздевалке, но в Премьер-лиге он не чувствовал себя в своей тарелке. В матче против «Болтона» жёсткая игра Кевина Дэйвиса вызвала у него культурный шок, который пошатнул его веру в собственные силы. Для того, чтобы вырасти в звезду, ему нужно было вернуться в Испанию и поучиться футболу в родных стенах. В Англии ему было не по себе, да и играть бы он не смог – Видич и Фердинанд никогда бы не покинули основу. Так уж получилось, что в «Юнайтед» он оказался в плохой момент. Я рад, что он добился успеха в «Барселоне», жаль только, что он так здорово сыграл против нас в ЛЧ.

Во многом именно благодаря Пике «Барса» забила быстрый гол с первой же атаки. Это нас смутило, а они тут же начали крутить-вертеть мячом, как умеют. Мы не могли вклиниться в игру и казались беспомощными. Так странно, когда «Юнайтед» не знает, как отбиться, ведь даже после откровенно провальных игр мы всегда успокаиваем себя мыслью, что сражались, как могли. Наш менталитет построен на простом принципе: забьём один, и игра придёт. Забьём второй – и третий подоспеет. В тот день мы просто забыли об этом. Чем дольше мы бесцельно носились по полю, тем больше у них было шансов забить второй, что в итоге и сделал Месси.

Нас критиковали за выбор состава, но игроки и тактика обеспечили бы нам победу годом ранее. В конце концов критики прошлись по Роналду, который всегда привлекал больше всего восторгов и обвинений. В тот вечер все мы облажались, да и Роналду не был идеален, но я бы его не винил. Многие среди нас прекрасно осознавали свою вину.

Я за всем смотрел с трибун. Постепенно я привыкал к мысли, что я больше не был основным игроком, вокруг которого строится команда. Финал я смотрел с трибун – меня даже не взяли запасным. Тогда играл Джон О’Ши, а Рафаэль Да Сильва был на подхвате. Справедливо – я был огромным риском, учитывая постоянные болячки.

В том сезоне я сыграл в 16 матчах и ощущал свой вклад в чемпионство. Было классно поднимать кубок, понимая, что по количеству титулов мы сравнялись с «Ливерпулем». Это был долгий путь, но он того стоил – наконец-то мы были равны. Но отдыхать было рано – мы должны были выйти вперёд.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Уазза и босс


Сколько раз умения босса ставили под сомнения? Примерно столько же, сколько раз критики в итоге чувствовали себя идиотами. Я думал, что народ учится на ошибках, но спустя год после нашего очередного выхода в финал ЛЧ все в Англии внезапно решили, что нас можно списать со счетов. Трибуны захватил всеобъемлющий пессимизм, а журналисты предсказывали болезненное падение с пьедестала. Я хотел дать им отпор, но провал в сезоне 2009/10 только подтвердил опасения болельщиков, которые воспринимали уход Тевеса и Роналду, как завершение целой эпохи.

Фанаты нервничали, а подписание Антонио Валенсии их не убедило в том, что мы были достаточно сильны, чтобы дать отпор соперникам. Антонио был хорош, но он не был звездой. Мы присматривались к Кариму Бензема, но он перешёл в мадридский «Реал» за 35 млн. фунтов. Босс нажаловался на завышенные цены на трансферном рынке, что болельщики восприняли, как знак, что его ограничивали владельцы. Тут откуда ни возьмись зародилась зелёно-золотая кампания.

Любому человеку в клубе очень сложно прокомментировать Глейзеров. Будучи ещё мальчишкой, я меньше всего интересовался, кто там сидит в вип-ложе. Меня волновала команда, игроки, атмосфера, и я не позволил тому юношескому энтузиазму перерасти во взрослый цинизм.

За всё время, что я поддерживал клуб, я не встречал ни одного болельщика, который был бы доволен руководством – каким бы оно ни было. Даже когда мы были открытым акционерным обществом кто-то был недоволен. Но сам клуб не почувствовал перемен даже когда владельцами стали американцы. Все, кто был в клубе, даже и не подозревали, что что-то переменилось. Дэвиду Гиллу и боссу позволили управлять клубом, как и раньше, и нет руководителей лучше, чем эти двое.

Когда я думаю о всех наших успехах последних пяти-шести лет, о стабильности и фанбазе, мне кажется, что 99% клубов мечтали бы оказаться на нашем месте. Так часто можно было услышать о том, как владельцы вмешивались в работу клуба, но у нас в «Юнайтед» всё было максимально грамотно.

Это был исторический период для нас, но фанаты в 2009-м были настроены очень пессимистично. Рио начал страдать от травм, а Видич не подписывал контракт. Ушёл Криштиану, а «Челси» под руководительством Карло Анчелотти было готов дать бой любому.

Тем сезоном не гордятся ни они, ни мы. Мы проиграли семь игр, они – шесть. Мы не всегда выступали хорошо, но в итоге титул ушёл к лондонцам, и всё решило одно очко. Я уважаю Анчелотти, который совершенно не заслужил увольнения спустя год после дубля.

Та победа им досталась не без посторонней помощи. В конце сезона «Челси» ждал выезд на «Энфилд», где их ждала напряжённая игра против «Ливерпуля». Впрочем, напряжённая ли? Было очевидно, что никто в стане красных не хотел, чтобы мы стали чемпионами, и они были готовы облегчить «Челси» задачу. До нас доходили слухи, что кто-то из их игроков сказал кому-то из молодёжки: «Мы просто не можем позволить им выиграть титул». Не знаю, правда или нет, но матч получился расслабленный, будто товарищеский. Никто и не думал напрягаться.

Жаловаться мы не могли, так что пришлось держать всё в себе. В конце концов, мы могли винить только себя в том, что оказались в такой сложно ситуации. Но после такого уважать «Ливерпуль» и Рафу Бенитеса было сложнее.

Опять нет трофея – теперь уж точно «Манчестер Юнайтед» пошёл не спад? А вот и нет. Тот провал стал ещё одним примером того, как нас списывали со счетов все, а мы взяли и пробились в финал Лиги чемпионов.

Я с трудом верю, что вновь и вновь люди повторяли ошибки, которые совершали ещё в восьмидесятых. Все списывают нас со счетов и делают поспешные выводы, а затем чувствуют себя дураками. В Фергюсоне вновь стали сомневаться, а он, в своём духе, в десятый раз продемонстрировал, почему он является одним из лучших тренеров в истории.

В октябре 2010-го весь футбольный мир потрясла информация о том, что Уэйн Руни хочет покинуть «Юнайтед».

Я сказал «потрясла», а не «шокировала», потому что разговоры о об этом к тому времени уже велись. Было очевидно, что Уэйн не был доволен, и в голове у него была путаница. Англия и Уэйн провалили Чемпионат мира в Южной Африке, а его обвинили в личностных и профессиональных недостатках. Он был недоволен собой – провал на мундиале очевидно на нём сказался. Обычно он – один из самых суетливых и шумных игроков в раздевалке, но после Чемпионата он сник и растерял всю энергию. Мы все заменили перемены, но новость о возможном уходе всё равно застали нас врасплох.

Если футболист хочет уйти – это его дело. Лично я никогда не мог понять, как можно в принципе хотеть уйти из «Юнайтед», но это я. Что касается Уаззы, то абсолютно всё было неправильно – и решение, и то, как он подошёл к проблеме. Когда шумиха улеглась, он сам в этом признался.

Руни страдал от неопределённости и от кризиса веры в самого себя. В тот момент больше всего он нуждался в хорошем совете, меньше всего – в скандалах и сенсациях. Его решение публично высказать свои недовольство было бредом сумасшедшего. Подумайте только: мы, как и наши фанаты, узнавали клубные новости из газет! Это неправильно в любом случае, и особенно, если речь идёт о «Юнайтед», где так дела не делаются. В итоге босс сам был вынужден оправдываться перед журналистами.

Выступление тренера на пресс-конференции было невероятным. Я был просто зачарован его речью. Ему было очевидно тяжело оправдываться за своего игрока, который критиковал клуб, но он не был готов сдаться. Он никому не мог позволить делать нападки на «Юнайтед», каким бы талантливым ни был игрок. По сути, тогда весь мир увидел того босса, которого мы видим во время его командных монологов. Тогда все увидели его таланты оратора и прирождённого лидера.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Судя по тому, что говорил тренер, ситуация была неисправима. Всем в клубе так казалось – и это ещё до того, как Руни сделал всё ещё хуже.

Это было перед самым матчем против «Бурсаспора» в Лиге чемпионов. Пока мы готовились к игре, мы увидели репортаж по ТВ, который рассказывал о том, что Руни заявил всему миру о своём желании уйти, потому что «клуб был недостаточно силён и амбициозен». Такое сказать перед большим матчем – о чём он вообще думал? Он прекрасно понимал, к чему приводят такие высказывания. Уэйн – хороший парень, от него никогда не было никаких проблем. Мы не могли понять, что на него нашло.

«Какой идиот позволил ему такое сказать?» - озвучил я мысли каждого.

Он, конечно, жаждал ответить на красноречивую пресс-конференцию босса, но лучше бы он угомонился. Да, он боец, притом горделивый, но это не оправдание.

В раздевалку влетел босс. Он был заряжен на игру. Всё было против нас – наша форма, наши результаты, наш звёздный игрок. Но его это не беспокоило – в такие моменты он был особо хорош. В какой бы ситуации он ни был, он всегда боролся до последнего. Это заряд передался и нам. Вместо коллектива пораженцев на поле вышел настоящий волевой «Юнайтед», и фанаты это заметили. Тренер справился с ситуацией, явно дав понять, что не бывает футболистов, которые были бы важнее клуба. У всех есть кумиры, но в конце концов и болельщики это поймут.

На следующее утро Уэйн пришёл на тренировку.

- Что ты тут делаешь? – спросил я.

- Я остаюсь.

- Да пошёл ты! Если ты решил остаться, ты как минимум должен извиниться.

Это было и так понятно. Его помощники уже пытались смягчить ситуацию, и был его черёд.

В течение суток Уэйн созвал всех игроков и извинился. Затем он попросил прощения у фанатов.

Мы, как и всегда, ответили подколами. Патрис Эвра заявил, что Руни небось в штаны наложил после того, как увидел фанатов «Юнайтед» у стен его дома.

Я был рад, что он пришёл в себя. Это было лучшее решение в его жизни. Боюсь только представить, кто всё это время нашёптывал ему на ухо.

Решив остаться в клубе, Уэйн мог стал новым Кином или Робсоном. Да, его репутация пошатнулась, но у него было более чем достаточно влияния и таланта. Впереди его ждали лучшие годы в карьере. У него не было много времени – учитывая то, как он носится по полю. Я с трудом себе представляю Уэйна Руни в 35 лет. Но я был готов наслаждаться его игрой с трибун.

Руни очень полезен в раздевалке. Он всегда был душой компании с хорошим чувством юмора. В каждом матче он выкладывается на 100 процентов. «Юнайтед» нужны такие ребята, как он. Вскоре фанаты перестали обижаться. Как и ожидалось, Уэйн вернулся на путь к становлению легендой клуба.

Он, конечно, испытывал чувство вины, но единственным способом всё загладить было просто начать лучше играть. Тренер рассчитывал на то, что в команду вернётся не просто Руни, но и новый, улучшенный Руни, заряженный на победу.

Опять же, только наш босс мог повернуть ситуацию вспять и сделать так, чтобы кризис сыграл нам на руку. Прошла пара дней, и мы вернулись в гонку. Другие клубы отходили бы на протяжении месяцев – вспомните только увольнение Рэя Уилсинса из «Челси».

Тренера ничем нельзя было удивить – он видел всё. Он гонялся за Эриком по Парижу, когда тот грозился уйти. Он уговорил Роналду провести ещё один сезон в «Юнайтед», когда тот грезил Мадридом.

Около суток я свято верил в то, что Уазза был для нас потерян. Босс никогда не сдавался, и через пару месяцев мы пробились на первую строчку, вернув себе форму и статус непобедимых. Уэйн был хорош, как никогда, а на горизонте маячили кубки АПЛ и ЛЧ.

Тренер вновь доказал ему миру, что он был незаменим. Будут и другие тренеры – может даже очень успешные. Это, однако, не отменяет того факта, что успех Фергюсона вряд ли кто-то повторит. Кризис за кризисом, золотое поколение за другим, он вёл клуб к невероятным успехам. Такого мы больше не увидим. И фанаты будут останавливаться у его статуи и вспоминать, сколького он достиг.

Его талант – собирать вокруг себя преданных людей. Только с таким наставником клуб может похвастаться персоналом (вплоть до секретарей), который работал на протяжении 20 лет. С ним абсолютно все чувствуют себя частью механизма.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Для него клуб – это семья, которую он отчаянно защищает от всего мира.

Посторонним не нравится его слепая преданность клубу, но а как может быть иначе? «Юнайтед» был в центре его существования. Каждый час каждого дня посвящён ему. Как ещё он мог реагировать на нападки на семью?

Именно поэтому он ненавидел, когда в клуб лезли папарацци. Он морально уничтожал игрока за стенами стадиона, но, как хороший родитель, никогда не выносил сор из избы.

Когда он уйдёт, это будет печальный день для клуба. Кто может его заменить? Очевидные имена – Жозе Моуринью или Пеп Гвардиола. Оба успешны и оба не боятся испытаний. Но тут дело и в стиле игры. Босс продолжал традиции, заложенные сэром Мэттом Басби, и развлекал публику красивым футболом. Следующий тренер должен унаследовать этот атакующий дух. Наставник в клубе – не только хороший тренер, но и отважный первооткрыватель. Как Басби, который отправил клуб в Лигу чемпионов даже тогда, когда правительство этого не хотело.

Будет интересно посмотреть, как клуб справится с переходным периодом. В конце концов, именно Фергюсон доказал, что все заменимы. Мы не можем позволить клубу рухнуть, как это было после ухода сэра Мэтта. Как бы ни было тяжело, клуб должен двигаться вперёд даже без босса.

Словами и делом он научил нас тому, что «Юнайтед» - это лента транспортёра. Кто-то падает в конце, кто-то появляется вначале. Это – его наследие. Никаких пауз, никаких периодов провисов.

Главной ошибкой после завершения знаменитой эры Беста-Лоу-Чарльтона было постоянное оглядывание назад. Не надо жить прошлым – надо двигаться вперёд. Мы не можем вечно цепляться за Фергюсона.

А пока клуб смотрелся отлично. Я видел зачатки новой великолепной команды. Рафаэль и Фабио, Смоллинг и Чичарито – превосходные таланты. Фил Джонс смотрелся отлично – 16 млн. фунтов за него – ничто. Он уже похож на будущего капитана Англии и «Юнайтед».

Тренер всегда готов пойти на смелые перестановки. «Юнайтед» ждёт светлое будущее с ребятами вроде Джонса, Эшли Янга и Давида Де Хеа, которые образуют коллектив, богатый как на опыт, так и на юношеский задор.

Да, финал 2011-го на «Уэмбли» мы проиграли, и весь мир посчитал, что мы оказались откровенно слабее. Я думаю, тут дело в другом – «Барселона» была на самом пике сил. Это отличная, превосходная команда, но я достаточно опытен, чтобы предсказать то, что долго такой уровень не продержать. Хави, Месси и Иньеста были в прекрасной форме, но всё подходит к концу. Большие звёзды постареют, тренер уйдёт, и баланс сил изменится.

Но сказать нечего – «Барселона» показала нам мастер-класс на «Уэмбли». Не будь я предвзят, я бы смог насладиться их игрой. Так или иначе, я уверен, что отрыв в классе рано или поздно сократится. Я верю, что «Юнайтед» станет сильнее, а «Барселона» не сможет удержать титул. Так говорю я: «Реал» или «Юнайтед» будет чемпионом в 2012-м. Босс вновь себя покажет.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Точно конец


Завершение карьеры пришлось на Новый год 2011 – в туалете стадиона «Вест Брома». Не я выбрал место, но так уж сложилось. Моя последняя игра за «Манчестер Юнайтед».

Спустя 18 лет за МЮ и 602 матча я готовился завершить карьеру. Был перерыв матча против «Вест Брома», и я не мог дождаться его окончания.

В раздевалке тренер выкрикивал инструкции: мы отчаянно нуждались в лучшем втором тайме. Я же просто хотел домой, исчезнуть. В туалете я нашёл своё убежище.

В первом тайме я ужасно сыграл, хотя фанаты продолжали напевать моё имя. Впервые мне было стыдно их слушать.

«Не пойте, не надо. Я не заслужил. Может в прошлом, но не сейчас», - думал я.

Я винил себя во всём, хотя игра и без меня была провальной.

«Что я тут забыл? Когда уже конец?»

Я не мог успокоиться – голова забита тысячами сомнений и тревог.

Я обычно не такой. Обычно я заряжен на игру, уверенный в себе. Обычно это я выкрикиваю наставления и помогаю сосредоточиться другим. Всю свою карьеру мне помогало осознание того, что я всегда хотел выиграть больше своего оппонента. Но в тот момент я хотел сбежать.

Плохие предчувствия, когда тренер в четверг сообщил мне о том, что я сыграю. Он хотел, чтобы я, как опытный игрок, помог успокоить хаотичную оборону, пропустившую нелепый гол от «Бирмингема» неделей ранее. Меня ждала первая игра в основе за два месяца. Я не играл после поездки в «Сток» в октябре, и тогда я оставил не лучшее впечатление о себе. Мы выиграли, но меня следовало удалить за неудачный подкат.

За четыре месяца я вышел на поле четырежды – и всегда не в лучшей форме. С 2007-го я мучился с травмой. Весной 2010-го я был готов уйти, но босс попросил меня остаться на год. Я не очень хотел, но отказать не мог. Как можно отказаться от работы мечты?

Так что я с радостью согласился продлить контракт, но в первый же день я потянул голень. Затем – пах и опять лодыжку. Я был в сложной ситуации: надо было играть, чтобы вернуть форму, но я не мог, потому что в основу пробился мой сменщик Рафаэль.

Поскольку я был одержим подготовками, я прекрасно понимал, насколько далёк был от идеала. Я был не готов. Другие могут обойтись малой кровью, но я так устроен: я либо я делаю всё правильно и стопроцентно готов, либо играю в два раза хуже.

После разговора с тренером я признался в своих страхах Скоулзи, но тот как всегда только отшутился в свойственном ему стиле.

И вот я сидел в туалете и пялился на дверь. Все мои кошмары сбылись. На фоне меня Джером Томас казался Роналду. Было бы ещё хуже, если бы рефери заметил мой подкат на Грэме Доррансе в штрафной. Я заслужил красную, так мне и надо – стоило отправить меня в раздевалку. Мне повезло, но в перерыве тренер высказал всё, что он обо мне думал. Я ошибся с позицией, и тренер был прав.

Рио понимал моё состояние и попытался взять на себя вину за один из просчётов. Я ему благодарен – у меня не было сил оправдываться. Я просто хотел перетерпеть и вернуться домой.

Совершенно неожиданно я получил удовольствие от второго тайма. Вернулась уверенность, спокойствие. Ноги сдавали, но я игнорировал их и играл с душой.

Я отправился в рейд по своему флангу, но обратно возвращался целую вечность. Я не мог доиграть до конца – без шансов. Помощник тренера Мик Фелан позвал меня на пару слов:

- Ты в жопе, да?

- Да.

И так меня от завершения карьеры отделяло несколько секунд.

Я видел, как разминается Рафаэль, и заметил горящий номер два. Пора уходить. Последний раз.

Гари Невилл, бывший защитник «Манчестер Юнайтед».

Не знаю, понимал ли кто-то, что я – всё. Когда я подсел к ребятам, все молчали, никаких похлопываний по плечу или тёплых слов. Я ничего и не ждал. Надо было выиграть матч, так что я натянул на голову капюшон и стал ждать, как мы сможем обернуть неприятную ничью в волевую победу.

Мы играли плохо, но я ждал победы. Я мог что угодно поставить на то, что мы отобьёмся. У команды был тот дух – дух «Манчестер Юнайтед» – который был тут когда я только пришёл, будучи ребёнком. Желание победить, жажда выиграть – мы всегда знали, как выкрутиться.

Это – ДНК клуба и менталитет, который привил босс. Играй хорошо, а если не получается – найди в себе силы играть за счёт одного только желания. В итоге так и получилось – Чичарито выжал-таки мяч с углового. Ужасная игра. Но мы справились.

«Только “Манчестер Юнайтед” может выиграть при такой ужасной игре», – сказал я боссу на следующий день. Я готовился объявить об уходе. Неумолимое желание победить – основа «Юнайтед», но надо уметь вовремя уйти.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


Я знал, что пришло время. Я решил всё ночью, когда моя бессонница не давала мне уснуть. Я спросил Эмму, что мне делать.

«Что ты меня-то спрашиваешь? Ты всё равно сделаешь так, как посчитаешь нужным».

Я не мог решиться. Вдруг я наберу форму? Вдруг понадоблюсь тренеру? В полвосьмого утра я сидел в машине, пытаясь найти силы пойти к боссу. Я даже не осознал, что уже был в офисе – первый, как всегда.

Было очень сложно решиться, но я был уверен, что поступил правильно.

Он, как всегда, пытался меня отговорить: «Типичный Невилл, опять ударился в сантименты».

Он предложил мне сделать паузу и отдохнуть. Я согласился и отправился в Дубай с семьёй. Наверное, это был первый случай в истории, когда там шёл дождь на протяжении всей недели.

Я много размышлял, но в итоге моё решение не переменилось. Я не хотел мешать команде. Я чувствовал, что только вредил. Я боялся, что буду стоить команде очков, может даже чемпионства.

Я думал, может стоит попытаться сыграть хотя бы в десяти матчах – тогда я бы получил медаль, если мы выиграем. Да и какую медаль – мы бы обошли «Ливерпуль» по числу титулов! Но я быстро отговорил себя. Моё время ушло. «Юнайтед» справится без меня. Я бы готов признать это.

Я отношусь к тем, кто предпочитает принимать решения и тут же приводить их в действие, а не тянуть. Пусть мы решили подождать до конца сезона, я всё равно решил поставить крест на карьере здесь и сейчас. Я не хотел жить во лжи. Так что второго февраля клуб официально объявил о моём уходе.

Можно вспомнить много спортсменов, которые стараются оттянуть конец карьеры. Это и понятно: спорт – это всё, что они умели в жизни. Я, впрочем, и не думал паниковать.

Мысль о том, что я попрощаюсь с «Юнайтед», мучала меня долго – с момента той самой травмы. Психологически я был готов. Было легче и от того, что я уже решил, чем заняться – я не мог шататься по дому без дела, погружаясь в пучину депрессии.

Так что же дальше? Не карьера тренера – я совсем не уверен, что моё будущее будет у кромки футбольного поля. Я получил тренерскую лицензию УЕФА и поработал с молодёжью «Юнайтед», но я не уверен, что найду в себе силы тренировать с той же одержимостью, как и босс.

Для начала нужен перерыв. Большую часть моей жизни мне говорили, куда идти, что есть, что делать. Мне нужно было попробовать что-то другое.

Наверное, мечтой была бы работа помощника тренера в «Юнайтед». Так я бы проводил время с игроками, но не занимался другими вещами, которые тревожат менеджеров. Это мечта, но потянул бы я?

Когда человек хочет стать успешным тренером, ему приходится начинать с самых низов. Через это прошли все успешные наставники – Моуринью, Венгер, Фергюсон, Реднапп.

Это тяжёлая работа, где каждая ошибка может стать последней. Лучшими становятся только те, кто живёт ей. Я смотрю на бывших партнёров по команде Кино, Брюси и Инси, на то, как они прыгают на бровке, и задаюсь вопросом, потяну ли я такую обязанность.

Отталкивает и то, что в нашей стране тренерам дают совсем немного времени. После провала Стива Макларена со сборной ему пришлось покинуть страну. То же относится к Гленну Ходдлу, чей провал у руля национальной команды мешал ему найти работу. Роббо, Кино – всех их судили по первым минутам работы.

Мы часто списываем со счетов тренеров после пары неудачных матчей. Мы везде видим их вину. В Испании постоянно меняются тренеры. «Реал» кого-то уволит, а через пять лет возьмёт обратно. В Англии же у нас такой менталитет: либо ты гений, либо идиот. Никакой середины.

Даже у плохих тренеров бывают неудачные сезоны. Карло Анчелотти «Челси» уволил даже несмотря на выигранные трофеи. Клубы слишком нетерпеливы – они усложняют и так тяжёлую работу. Нужно ли мне это?

Я считаю, что в Англии не умеют пользоваться опытом и знаниями ветеранов. Ветераны – особенно звезды – могут многому научить, но мы игнорируем их знания.

Игроки должны принимать участие в важных решениях АПЛ и Футбольной ассоциации. Есть много спорных вопросов, например: количество матчей, зимний перерыв, лучшие курсы для тренеров. И в то же время мы жалуемся, что у нас нет своих Платини и Бекенбауэров!

Нет, я не пытаюсь прибрать к рукам власть. Я не стремлюсь занять пост главы Ассоциации профессиональных футболистов. У меня будет, чем заняться. Я подписал контракт со Sky, поскольку верю, что мне есть, чем поделиться со зрителями ТВ. «Юнайтед» - моя любовь, но я буду стараться быть объективным и беспристрастным.

Есть у меня и бизнес-проекты по недвижимости и экологии. Эти мои интересы помогают мне оказать поддержку фан-клубу на деньги, вырученные с прощального матча. Я хочу помочь нашим поклонникам найти место сборов перед матчами на «Олд Траффорд».

С фанатами буду я сам. Я стал послом клуба, но прежде всего я – такой же болельщик. Я всегда говорил, что мечтаю уйти на пенсию и просто наслаждаться играми с трибун вместе с друзьями.

Именно по этой причине в марте я решил поболеть за команду в гостевом секторе на «Стэмфорд Бридж». Я купил билеты для себя и друзей, и просто поддерживал команду. Я давно хотел это сделать. К сожалению, мне посоветовали так больше не делать, потому что это небезопасно.

Очень жаль, что слава и деньги также ассоциируются с футболом, как и насилие. Чем больше платят игроку, тем больше агрессии со стороны ультрас.

Чаще всего футболистов, близящихся к уходу, спрашивают, какими бы они хотели остаться в памяти людей. Я дал простой ответ: я хочу, чтобы все помнили, что я отдавал «Юнайтед» всего себя. Так завещал ещё мой отец: делай так, чтобы никогда не жалеть об упущенных возможностях.

Я не был самым техничным игроком своего времени. Я всегда шутил, что на моей могиле будет красоваться надпись «6/10», потому что именно так меня все воспринимали – сильная шестёрка на фоне суперзвёзд вроде Кантона, Робсона, Бекхэма, Роналду, Скоулза и Гиггза. Не плохой, но и не великий.

Гари Невилл: «Залог успеха – не оглядываться назад»


И это нормально. Главное, что я делал всё, что мог. У меня не было суперталанта, но было желание. Я – хороший пример для тех, кто не уверен в своих силах. Трудись, и многое возможно.

Всё это отличает ребят из класса 92-го: мы выжимаем максимум из себя и играем, пока есть силы. Гиггзи, Бэкс, Фил, Скоулзи – все играют, пока возможно. И так должен делать каждый футболист независимо от таланта.

Я достиг предела, и моё время подошло к концу. Я отметил с ребятами исторический 19-й титул. Я был счастлив наконец-то обойти «Ливерпуль». Невероятное достижение. Я радовался за клуб и за ребят. Впрочем, чем дольше мы отмечали, тем отдалённее я себя чувствовал.

Я насладился своей карьерой. Меня ждала новая жизнь, а клуба ждала жизнь без меня – и он уже успел выиграть трофей. Я провёл в клубе потрясающее время. Пока ребята наслаждались победой, я всё больше уходил на дальний план. Меня не будет не хватать – и это правильно.

Эпилог

Мне посчастливилось поиграть с выдающимися футболистами. Выбрать лучших было ужасно тяжело, и я десятки раз менял своё мнение. Многие были так хороши, что мне пришлось исключать из состава легенд мирового футбола. Нет Эрика? Да, настолько хороши были остальные.

Голкипер

Как можно выбрать лучшего из двух феноменальных голкиперов? Петер Шмейхель и Эдвин дер Сар были оба выдающимися игроками. Эдвин стал первым, кто смог заменить Петера. Это человек огромного таланта, который невероятным образом умел отбивать удары и делать дальние пасы. Главное – он излучал уверенность. Играть в МЮ нелегко, но Эдвин ни разу не дал нам причин в нём усомниться.

Эдвин – игрок мирового уровня, но я всё-таки выберу Петера, который был надёжен на протяжении долгого времени. Заряженность Петера помогла нам достичь новых высот, а его привычка жёстко прохаживаться по мне на тренировках вынудила меня работать ещё усерднее. Нет никаких сомнений, что на протяжении нескольких лет в мире не было вратаря лучше Петера, и он остаётся одним из лучших подписаний босса.

Защита

Денис Ирвин был хорош на любом фланге и практически никогда не совершал ошибок. Он был невероятно надёжен и опасен как в атаке, так и во время стандартов.

В «Юнайтед» он чаще играл слева, но я поставлю его направо, поскольку слева у меня Патрис Эвра. Патрис не сразу полюбился фанатам, и какое-то время у него ушло на адаптацию, но довольно быстро он вышел на новый уровень. Отважный защитник, играющий в атаке получше большинства, Патрис был одним из великих.

В центре настоящая дилемма. Стив Брюс, Гари Паллистер, Яп Стам, Неманья Видич, Рио Фердинанд – это всё легенды. Я понимал, что никогда не пробьюсь в команду, где играли Брюси и Паллистер.

Но я всё-таки выберу более современный дуэт Видича и Рио, хотя не представляю, как можно не выбрать того же Япа, который поиграл за МЮ слишком мало.

Но Видич обязан быть в моём списке. Не представляю, как он не выиграл титул игрока года 2010/11. В лиге попросту не было игрока его калибра по части стабильности и влиянию на поле. Говорят, что Рио и Видич делали друг друга лучше, и поэтому я выбираю именно их. Это просто потрясная пара, способная на всё. Именно они сыграли в трёх финалах Лиги чемпионов в лучший период в истории клуба.

Полузащита

Победители требла Дэвид Бекхэм, Рой Кин, Пол Скоулз и Райан Гиггз автоматом попадают в команду. Они неразделимы. Эта четвёрка могла всё.

Гиггзи бежал на одном фланге, Бэкс – на другом, Кино вёл команду вперёд, а Скоулзи раздавал идеальные пасы. В той полузащите было всё – энергия, пасы, острая игра, техничность и цепкость. Что ещё надо?

В современном футболе сложнее играть в четыре игрока. Игра меняется, команды стараются надавить числом. Но те, кого я выбрал, были так хороши, что даже в современных реалиях их вряд ли кто-либо обошёл бы.

Они были умны, талантливы и пахали, как собаки. У них было всё, и я горд, что смог поиграть с ними в одной команде.

Атака

Криштиану Роналду спереди. Его талант бомбардира неоспорим, как и умение запугать любого. С 2006-го по 2009-й он был лучшим в мире, и не включить его в список нельзя.

Руни или Кантона в партнёры? Это сложно, и я хотел выбрать Эрика. Он – мессия клуба, настоящая легенда и бог. Сезон 1995/96 был бы не за нами, если бы не он. Жаль, что он не смог выиграть с нами Лигу чемпионов.

Но Уэйн помог нам достичь трёх еврофиналов за четыре года, так что я выберу его. Это были его лучшие годы, и он уже стал легендой клуба.

Не попал сюда и Руд ван Нистелрой, лучший бомбардир, которого я знал. Дуайт Йорк был несравним в 1999-м, Марк Хьюз был настоящим воином и великим нападающим, как и Энди Коул.

Да, команда получилась более современной, но это потому что именно в 21-м веке мы достигли таких вершин. Это не случайность – такой был коллектив.

Так что такой получился «Юнайтед»: Шмейхель, Ирвин, Фердинанд, Видич, Эвра, Бекхэм, Кин, Скоулз, Гиггз, Руни, Роналду.

Что касается меня, то остаётся только мечтать о лавке запасных.


Richard
ReDevils.ru


Комментариев: 0
Прочтений: 2009
Источник: Red: My Autobiography – Gary Neville
Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.
КТО НА САЙТЕ
Всего: 103 | Пользователей: 0 | Гостей: 103
- отсутствуют
  СЧЕТЧИКИ И ПАРТНЕРЫ
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

МАНЧЕСТЕР ЮНАЙТЕД В 
РОССИИ | MANCHESTER UNITED IN RUSSIA Русскоязычный сайт Арсенал Лондон
Copyright © 2006 "Russian Red Devils".
При заимствовании материалов сайта, гиперссылка на http://ReDevils.ru обязательна!
Связаться с администрацией можно на странице Обратная связь
Дизайн и разработка сайта - kingkill
Наверх